Вернутся на главную

Стратегия допроса лиц, преднамеренно дающих неверные показания


Стратегия допроса лиц, преднамеренно дающих неверные показания на нашем сайте

Статьи
Статьи для студентов
Статьи для учеников
Научные статьи
Образовательные статьи Статьи для учителей
Домашние задания
Домашние задания для школьников
Домашние задания с решениями Задания с решениями
Задания для студентов
Методички
Методические пособия
Методички для студентов
Методички для преподавателей
Новые учебные работы
Учебные работы
Доклады
Студенческие доклады
Научные доклады
Школьные доклады
Рефераты
Рефератывные работы
Школьные рефераты
Доклады учителей
Учебные документы
Разные образовательные материалы Разные научные материалы
Разные познавательные материалы
Шпаргалки
Шпаргалки для студентов
Шпаргалки для учеников
Другое

С дачей заведомо ложных показаний в следственной практике приходится встречаться довольно часто. Во многих случаях не говорят правду подозреваемые и обвиняемые, рассчитывая таким образом уклониться от ответственности. Нередки факты дачи ложных показаний свидетелями и потерпевшими. Это может объясняться нежеланием выступать в суде, рассказывать о своих предосудительных или интимных действиях, страхом мести со стороны обвиняемого или его друзей и т.д.

До получения правдивых показаний следователю нужно выяснить мотивы, двигавшие допрашиваемым, и активно побуждать его к отказу от избранного поведения. Практически это сводится к убедительной демонстрации ошибочности и недостойности позиции допрашиваемого. Он должен понять, что дача ложных показаний не позволит ему достичь своей цели, а лишь усугубит нежелательные последствия.

Главный метод воздействия, применяемый на допросе, – убеждение. Это информационно-логическое воздействие, связанное с передачей лицу сведений, стимулирующих к отказу от противоборства. Допрашиваемый должен прийти к осознанному выводу о нецелесообразности сокрытия истины и дать правдивые показания.

Принуждение, как метод воздействия, при котором предлагается совершить определенные действия или отказаться от них под угрозой тяжких последствий, не играет существенной роли в процессе допроса. Меры уголовной ответственности за отказ от дачи показаний или дачу заведомо ложных показаний предусмотрены лишь в отношении свидетелей и потерпевших. Статья 51 Конституции РФ освободила их от обязанности давать показания в отношении себя, своего супруга и близких родственников. Поэтому сфера принуждения здесь крайне ограниченна.

Убеждение, будучи основным методом психического воздействия на недобросовестного допрашиваемого, реализуется в тактике допроса по трем основным путям: разъяснение ошибочности избранной позиции, изобличение с помощью доказательств и маневрирование информацией. Каждое из этих направлений включает в себя комплекс приемов и правил, способствующих тому, чтобы сформировать у допрашиваемого намерение дать правдивые показания. Следует иметь в виду, что перечисленные тактические приемы применяются на практике комплексно. Их рассмотрение по отдельности предпринято в учебно-методических целях.

Важным условием, обеспечивающим эффективность тактических приемов, служит ограничение доступа к информации, которой располагает следователь. Тайна следствия охраняется законом (ст. 310 УК РФ), поэтому следователь вправе до окончания расследования определять, когда и в каком объеме информировать участников процесса относительно собранных по делу доказательств. При этом он исходит из своих тактических планов, учитывая, что преждевременное разглашение данных следствия может существенно помешать их реализации.

Разъяснение недобросовестному допрашиваемому ошибочности избранной позиции предполагает активную и целеустремленную разъяснительную работу, направленную на преодоление сложившейся у допрашиваемого установки на ложь. Успех зависит от того, сумеет ли следователь найти серьезные аргументы и убедительно изложить их. Лгущий подозреваемый должен понять, что его показания не соответствуют его же интересам и обязательно приведут к негативным последствиям.

Необходимо помнить, что подозреваемые – это лица, заинтересованные в исходе дела, а потому склонные к утаиванию или искажению обстоятельств совершенного преступления. Уголовной ответственности за отказ от показаний и дачу заведомо ложных показаний они не подлежат. Для них дача показаний – законное право и средство защиты от обвинения.

Получение правдивых показаний лиц этой категории – важная задача следователя. Подозреваемые лучше других осведомлены об обстоятельствах, подлежащих установлению, а потому способны сообщить довольно ценную информацию.

Тактика допроса подозреваемого в основном аналогична тактике допроса обвиняемого. Вместе с тем не следует забывать, что подозреваемый – это лицо, которому обвинение еще не предъявлено, поскольку данных для этого недостаточно. Не исключено, что подозрение может оказаться необоснованным, вызванным неблагоприятным стечением обстоятельств. Чтобы исключить ошибку и не толкнуть подозреваемого на самооговор, тактика его допроса должна быть более осторожной, а следователь обязан проявить максимум объективности.

Практикой в этих целях разработаны следующие приемы допроса подозреваемого:

1. Анализ положения, сложившегося по уголовному делу, раскрытие на этом фоне реальных перспектив и истинных интересов допрашиваемого.

Вызываемые на допрос лица не имеют полного представления о степени осведомленности следователя и доказанности конкретных эпизодов преступления. Они могут сомневаться в правильности своего решения дать ложные показания. Следователь должен попытаться обострить эти сомнения, оперируя информацией, известной, например, подозреваемому из обстоятельств его задержания и личного обыска. Раскрывая по мере необходимости другие данные, следователь выстраивает их в логическую цепь, приводит доводы в пользу того, что следствие идет по верному пути, а утаиваемые допрашиваемым обстоятельства скрыть невозможно. Истинные его интересы состоят в том, чтобы способствовать раскрытию преступления. Обвиняемому это позволяет рассчитывать на смягчение наказания (ст. 61 и 64 УК РФ), а иногда на освобождение от уголовной ответственности (ст. 75 УК РФ).

Такой анализ если и не приведет сразу к ожидаемому результату, то постепенно породит сомнения лица в правильности его противодействия правосудию.

2. Использование положительных примеров из следственной и судебной практики служит веским аргументом в пользу отказа лица отдачи ложных показаний. Следователи, знающие практику, могут привести случаи, когда в аналогичной ситуации обвиняемый, раскаявшийся в содеянном и способствовавший раскрытию преступления, заслужил смягчение наказания, а то и освобождение от ответственности. Полезны и примеры противоположного характера.

Такие доводы прозвучат более весомо, если следователь сошлется на конкретный судебный приговор, копию которого полезно иметь под рукой.

3. Обращение к личным качествам допрашиваемого. У многих людей в течение жизни формируются взгляды или позиции, имеющие высокую субъективную ценность. Одни гордятся своими трудовыми успехами, авторитетом среди товарищей и коллег, обладают развитым чувством собственного достоинства. У других есть личные симпатии и антипатии, формирующие ценностные ориентиры (привязанность к семье, презрение к слабостям людей и т.п.).

Положительные качества личности могут вступить в противоречие с поведением на допросе. Следователю необходимо выявить и наглядно продемонстрировать его а затем, апеллируя к тому хорошему, что есть в человеке, предложить изменить линию поведения. Применяя данный прием, нельзя обращаться к низменным чувствам и качествам человека (алчность, ревнивость, злобность). Следует руководствоваться принципами морали и избегать того, что может привести к безнравственности.

4. Демонстрация допрашиваемому противоречий в его показаниях используется чаще при допросах подозреваемых и обвиняемых. Нередки случаи, когда виновный, задержанный при совершении преступления или вскоре после него, не имея заранее подготовленной легенды, дает наспех придуманную версию своих действий. Чем подробнее он будет допрошен, тем больше в его показаниях окажется противоречий и несуразностей. Поэтому следователь должен затронуть побольше деталей, зафиксировав их в протоколе и на магнитной ленте. Последующий анализ показаний обычно делает их неправдоподобность очевидной. Акцентируя на этом внимание допрашиваемого, следователь побуждает его говорить правду.

Закончив допрос, следователь может некоторое время не касаться рассмотренных обстоятельств на дальнейших допросах. Вернувшись к ним позже, он предлагает подозреваемому снова дать по ним подробные объяснения. После занесения их в протокол могут быть выявлены противоречия с тем, что говорилось по этому поводу ранее. Подозреваемому трудно хранить в памяти детали своего первоначального вымысла.

5. Преодоление антисоциальных взглядов и установок допрашиваемого. Это могут быть национальные, бытовые, кланово-групповые взгляды и обычаи, под влиянием которых субъект не желает давать правдивые показания. С ростом организованной преступности участились отказы свидетелей и даже потерпевших давать показания из страха мести со стороны остающихся на свободе соучастников обвиняемых. Преодоление такой позиции – крайне сложная задача. Однако следователю нужно предпринимать усилия в этом направлении, например, он должен разъяснить свидетелям и потерпевшим их гражданский долг активно сотрудничать с правоохранительными органами, поскольку без помощи населения борьба с преступностью малорезультативна. Безнаказанность криминальных элементов ведет к росту числа их жертв, а в таких условиях нормальная жизнь в стране станет невозможной.

Изобличение с помощью доказательств. Допрашиваемые, дающие заведомо ложные показания, обычно делают это в расчете уклониться от ответственности за преступление или скрыть обстоятельства, по каким-то причинам не подлежащие огласке. Свою позицию допрашиваемый, как правило маскирует. Особенно свидетели и потерпевшие, которым грозит уголовная ответственность за ложные показания, пытаются изображать искренность. Отрицая осведомленность или искажая действительность, они преподносят это как правду, часто даже со ссылкой на более или менее основательно сфабрикованные «аргументы».

Для побуждения недобросовестного субъекта к отказу от избранной линии поведения необходимо убедительно доказать, что он лжет. А это можно сделать на основе доказательств, опровергающих его аргументацию, они разрушают его утверждения, лишают логической основы позицию недобросовестного допрашиваемого, вынуждают говорить правду.

Для изобличения во лжи применимы любые доказательства, собранные по делу: показания свидетелей, потерпевших, подозреваемых и обвиняемых, документы, заключения экспертов, вещественные доказательства.

Криминалистикой разработаны тактические правила применения доказательств при допросе.

1. Использование для изобличения только таких доказательств, достоверность которых установлена, обусловлено тем, что они предъявляются для создания перелома в сознании субъекта путем демонстрации ему бессмысленности лжи. Достичь этого можно лишь с помощью проверенных доказательств, поскольку если подозреваемый или обвиняемый обнаружит, что следователь оперирует сомнительными материалами, он только укрепится в своей позиции. Хорошо зная действительные обстоятельства произошедшего, он в состоянии достаточно точно оценить достоверность, весомость имеющихся у следователя доказательств, а потому их пороки только укрепят надежду скрыть истину, поддержат решимость и далее уклоняться от дачи правдивых показаний.

2. Предварительный допрос лица по обстоятельствам, с которыми доказательство связано, предполагает повторное выяснение позиции допрашиваемого по конкретному вопросу. Если ранее он утверждал нечто противоречащее собранным доказательствам, то до предъявления последних нужно еще раз уточнить, что теперь допрашиваемый показывает по данному вопросу и запротоколировать услышанное.

Уточняются также обстоятельства, связанные с источником или способом получения доказательства, причем цель следователя допрашиваемому не раскрывается. Если, например, будут предъявлены документы, то выясняется порядок их оформления, регистрации, хранения и т.д.

Предварительное выяснение вопросов, связанных с предъявленным доказательством, помешает недобросовестному допрашиваемому изменить свою позицию, приспособить ее к предъявленным доказательствам, затрудняет возможность опорочить источник доказательств.

3. Разъяснение допрашиваемому сущности и значения предъявленных доказательств позволяет усилить воздействие на него сообщенной информации. Следователь не только предъявляет улику, но и дает соответствующие разъяснения, раскрывает ее значение в системе собранных доказательств. Допрашиваемый должен понять, что доказанные фактические обстоятельства исключают возможность и далее отстаивать избранную позицию, не оставляя иного выхода, кроме дачи правдивых показаний.

4. Обеспечение эффективности изобличения путем правильного выбора времени и способа предъявления доказательств. Среди лиц, привлекаемых к уголовной ответственности, бывают такие, которые имели время и возможность продумать линию поведения, подготовить объяснения своим действиям, иногда сформировать ложное алиби. У такой категории обвиняемых имеется устойчивая установка на ложь, преодоление которой требует времени и тактического мастерства следователя. Изобличение этих лиц возможно с помощью комплекса тактических приемов, склонность ко лжи преодолевается постепенно. Доказательства предъявляются им по степени возрастания изобличительной силы, от менее веских к наиболее значимым. Каждое из них в какой-то части опровергает утверждения допрашиваемого, шаг за шагом следователь замыкает цепь уличающих материалов.

С предъявлением доказательств торопиться не следует. Нужно дать возможность обвиняемому подробно изложить свои объяснения и запротоколировать их. Начать изобличение лучше с выявления имеющихся противоречий, используя их как свидетельство недостоверности сведений, сообщенных допрашиваемым. Затем приводятся доказательства, начиная с тех, о которых обвиняемый знает или догадывается. По ним он может дать заранее придуманные объяснения, которые в силу своей ложности будут небезупречными. Следователь выявляет и демонстрирует это.

При предъявлении наиболее значимых доказательств необходимо использовать фактор внезапности, неподготовленности обвиняемого к их опровержению. Выслушивая его объяснения, следователь неожиданно предъявляет очередное доказательство, о наличии которого допрашиваемый не знал. Оказавшись в затруднительном положении,онможет отказаться от лжи или усомниться в ее целесообразности.

Если у допрашиваемого не сформировалось твердой решимости давать ложные показания, желателен другой способ предъявления доказательств, когда в первую очередь применяется самое веское из них.

Практикуется еще такая возможность использования доказательств – предъявление всей их совокупности одновременно. Она применяется при расследовании сравнительно несложных уголовных дел, если к тому же собранные доказательства бесспорно устанавливают факт преступления. Это может помочь и при допросе свидетелей и потерпевших, дающих заведомо ложные показания, повторные вызовы которых, по мнению следователя, нецелесообразны. В данном случае речь идет о доказательствах, опровергающих лжесвидетельство.

Маневрирование информацией. Получив какие-то данные и не располагая информацией в полном объеме, обвиняемый может переоценить их значение и принять решение, которое в других условиях признал бы ошибочным. Информационное противоборство следователя и обвиняемого – реальность, которую следователь не может не учитывать при определении своей тактики. Маневрирование информацией – законные и тактически оправданные действия следователя, связанные с регулированием объема и определением порядка доведения информации до недобросовестного допрашиваемого с целью помешать ему скрыть истину. Ему не навязывают способ действий, а предоставляют возможность самостоятельно оценить ситуацию и принять решение на основе собственного понимания.

Рассмотрим некоторые из приемов данной группы.

1. Демонстрация осведомленности. Следователь не должен выглядеть в глазах обвиняемого неосведомленным, а потому некомпетентным и недостойным уважения. Обвиняемый легче пойдет на контакт со следователем, который знает по делу все. Это удается далеко не всегда, но создать такое впечатление можно, используя даже вполне доступную информацию. Так, следователь детально изучает личность обвиняемого, собирая сведения о его детских и юношеских годах, об учебе, работе, семье. Эти сведения обычно не скрывают. Их можно получить при допросах родственников, друзей и знакомых, обнаружить в документах.

На допросе следователь выясняет биографические данные обвиняемого, а по ходу демонстрирует свою осведомленность, упоминая о деталях, упущенных, а может, и забытых самим допрашиваемым. Столь основательное знакомство следователя с фактами, даже не относящимися к преступлению, может привести к мысли, что по делу он тем более все знает.

Иногда, демонстрируя свою осведомленность и тем самым невозможность сокрытия истины, следователь как бы реконструирует в своем рассказе действия преступника, используя всю доступную информацию и мысленно восполняя пробелы на основе логики и профессионального опыта.

Чем точнее будет следователь, тем большее воздействие он окажет на обвиняемого. Последний, уверовав в высокую осведомленность следователя, может и не подумать о степени доказанности всего изложенного, исходя из мысли: если знает, значит, доказал.

2. Маскировка допроса. Недобросовестный допрашиваемый обычно скрывает обстоятельства, могущие его скомпрометировать. Прежде чем ответить на поставленный вопрос, он решает – выгодно ли ему это. В такой ситуации следователь должен скрывать свои цели, допрашиваемому совсем не обязательно знать его намерения. Не усматривая для себя опасности, он может дать правдивые показания, а в противном случае станет лгать или ссылаться на забывчивость.

Следователь может готовиться к допросу обвиняемого по показаниям уличающего его свидетеля. Тогда необходимо выяснить, знакомы ли они, какие между ними отношения. Если обвиняемый поймет, зачем нужна эта информация, он может заявить, что у них давние неприязненные отношения, потому возможен оговор. Если же начать разговор с нейтральной темы, например о коллективе, где он работал, и попросить охарактеризовать сотрудников, в числе которых находится и свидетель, можно получить правдивые показания. Основной вопрос будет поставлен среди нейтральных с точки зрения допрашиваемого и не вызовет у него настороженности.

3. «Случайное» получение информации. Здесь учитывается повышенный интерес обвиняемого к материалам дела и стремление любым способом познакомиться с ними. Следователь создает условия, при которых обвиняемый «случайно» получает интересующие его данные, которые в конечном итоге формируют намерение дать правдивые показания. Расчет здесь на их переоценку самим обвиняемым без всякого воздействия со стороны следователя.

Практике известны и другие подобные приемы. Нужно только помнить, что все они не терпят шаблона, требуют творческого подхода, практического опыта. В каждой конкретной ситуации учитываются обстоятельства дела и особенности личности обвиняемого. То, что сработало в одном случае, может не дать результата в другом.





Название статьи Тактика допроса лиц, намеренно дающих ложные показания