Вернутся на главную

Глава 11. Чёрная Царица, Блэк Лотос, в одиночестве устремилась вперёд


Глава 11. Чёрная Царица, Блэк Лотос, в одиночестве устремилась вперёд на нашем сайте

Статьи
Статьи для студентов
Статьи для учеников
Научные статьи
Образовательные статьи Статьи для учителей
Домашние задания
Домашние задания для школьников
Домашние задания с решениями Задания с решениями
Задания для студентов
Методички
Методические пособия
Методички для студентов
Методички для преподавателей
Новые учебные работы
Учебные работы
Доклады
Студенческие доклады
Научные доклады
Школьные доклады
Рефераты
Рефератывные работы
Школьные рефераты
Доклады учителей
Учебные документы
Разные образовательные материалы Разные научные материалы
Разные познавательные материалы
Шпаргалки
Шпаргалки для студентов
Шпаргалки для учеников
Другое

Чёрная Королева, Блэк Лотос, в одиночестве устремилась вперёд.

Отведя руки назад, она изо всех сил бежала по гигантскому пятисотметровому мосту, тянувшемуся от южных врат Имперского Замка, аж лёд раскалывался под её ногами.

В центре квадратного алтаря, к которому она устремилась, вдруг вспыхнуло алое пламя.

Оно начало закручиваться и уверенно расти в размерах. Постепенно весь алтарь двухметровой ширины превратился в море огня. И из него начало показываться нечто… устрашающе огромное.

Едва завидев это, Фуко, нёсшая на своей спине Харуюки, крикнула:

— Вперёд!

И Ураганные Сопла под Харуюки взревели. Голубое пламя выхлопа осветило окрестности и превратило лёд под ними в пар. Невероятная сила выстрелила ими в воздух словно из катапульты.

В ушах засвистел ветер. Харуюки изо всех сил прижался к Фуко, стараясь уменьшить сопротивление воздуха. Окружающие здания мелькали в уголках глаз голубыми линиями. Звук двигателей становился всё выше.

Разгонная полоса длиной в 200 метров подходила к концу. Они пролетели над Лайм Белл, стоявшей на перекрёстке и готовившей к бою колокол. К этому времени они уже набрали заветную тридцатиметровую высоту, так что в следующее мгновение они залетели на территорию моста, продолжая на максимальной скорости нестись вперёд.

И чем ближе они подлетали к своей цели, тем более отчётливые формы принимало существо, рождающееся из моря огня.

Вначале расправились два огромных крыла, разбрызгивая во все стороны искры расплавленного металла. Их размах практически равнялся ширине самого моста. Перья этих крыльев были такими огромными, что напоминали демонические клинки из чистого пламени. Танцующие в воздухе снежинки обращались в пар задолго до того, как им удавалось приблизиться к этим крыльям.

Вслед за расправившимися крыльями появились мощные плечи и длинная шея, которая почти сразу же начала выпрямляться.

Головное оперение, напоминающее драконьи рога. Длинный острый клюв. И… ослепительно пылающие глаза, сверкающие ярче рубинов.

Огромная пламенная птица, страж имперского замка, Энеми Ультра класса, Судзаку, вскинул клюв в небеса и издал неистовый рёв.

Когда этот клич, похожий на хор из бесчисленных ударов грома, сотряс мир, Харуюки увидел, как по плотным облакам, накрывавшим небо, пробежала волна, и они на мгновение расступились.

«…Что?

…Что это? Это Энеми? Бездушный монстр, которым управляет Брейн Бёрст?

Нет… эта птица жива. Она полна свирепого гнева и ярости к смельчакам, прервавшим её сон. Она словно соткана из желания изничтожить само наше существование. Да… это комок из сильных, слишком сильных образов…

Это сгусток чистейшей разрушительной Инкарнации.»

Как только он осознал всё это, Харуюки ощутил, как его собственная воля к полёту дрогнула.

Ужас сковал его. Это воплощение абсолютной силы, превосходящее всё, что он видел в Ускоренном Мире, навечно отпечаталось в его чувствах. С ним не могли сравниться даже «Шесть Монохромных Королей», которые так впечатлили его несколько дней назад. Харуюки не мог даже дышать.

«Остановись… к нему… к нему нельзя приближаться…» — послышались слабые мысли из середины его оцепеневшего сознания.

Но Скай Рейкер продолжала лететь. Более того — Ураганные Сопла ревели всё громче, а пламя выхлопа уже напоминало длинный хвост кометы. Гигантская птица, взмахнув крыльями, начала сходить с алтаря. На ощущение ускорения наложилось чувство того, что расстояние между ними и противником с устрашающей скоростью сокращается.

Руки Харуюки вздрогнули, и пальцы его, словно сами по себе, попытались отпустить плечи Рейкер…

Как вдруг.

Находившаяся в нескольких десятках метров перед ними Блэк Лотос вдруг покрылась ослепительным светом.

«Оверрей» Инкарнации. Его огненно-красный цвет подобен цвету самой птицы. А вслед за этим сила духа Черноснежки словно донеслась до самих небес.

— О-о-о-о…

Сияние Инкарнации стало вдвое сильнее. Аватар, сияющий подобно звезде, хладнокровным голосом воскликнул:

— «Овердрайв»!!! «Моуд Ред»!!![28]

Харуюки никогда не слышал этой команды. То, что произошло в следующее мгновение, он тоже видел впервые.

Чёрная броня Блэк Лотос покрылась яркими алыми линиями. Одновременно с этим изменился клинок на её правой руке. Он удлинился в полтора раза, резко ужался, а остриё стало ромбовидным. Его уже нельзя было назвать мечом — это было копьё.

Черноснежка отвела правый клинок назад и скрестила его с левым клинком.

Окутывавший её Оверрей быстро собрался в правом клинке, а затем и вовсе сфокусировался на острие.

Мощь, воплощавшая желание пронзить противника, выплеснулась в сторону Судзаку сразу после того, как раздался громкий возглас:

— «Ворпал Страйк»!!![29]

Раздался оглушительный грохот, заглушивший даже рёв птицы, и огромное алое копьё моментально пролетело сотню метров…

Попав точно в центр груди Судзаку. Окружающее Энеми пламя разлетелось в воздухе, словно кровь.



А затем Харуюки увидел. В поле зрения появились пять огромных полос, отображающих здоровье Судзаку, и первая из них немного, но сократилась.

«Семпай… Черноснежка-семпай.

Отчего… почему ты настолько сильна?..» — вспыхнули мысли в голове Харуюки, но сильное чувство, пришедшее из глубин души, немедленно погасило эту мысль.

«Разве она сильна? Нет. Я прекрасно знаю, что это не так. Она просто пытается быть сильной. Ради себя. Ради остальных. Ради того сияния в сердце, что так дорого ей.

…Как и я. Да, мне всё ещё не хватает ни сил, ни знаний, но я всё ещё могу стремиться вперед. Это и есть истинная сила, и она доступна каждому из нас с самого начала. Сила смотреть вперёд, глубоко вдыхать, ощущать гордость… и кричать!!!»

— У-у… о-о-о-о!!! — взревел Харуюки.

Тут же отозвалась Рейкер:

— Взлетай!!!

— Лечу!!!

Резко расправив металлические чешуйчатые крылья на своей спине, Харуюки изо всех сил взмахнул ими и взлетел.

Воздух засвистел в ушах Харуюки, вставая на его пути плотной стеной. Выставив вперёд руки, Харуюки призвал Инкарнацию, разрывая ей воздух. В следующее мгновение он превратился в луч серебряного света и устремился вперёд.

Он всё приближался к Судзаку спереди, и чем ближе он подлетал, тем жарче становился обжигающий воздух. Но Харуюки уже не боялся. Он знал, что не один. Что его поддерживали и Черноснежка, и Фуко, и Тиюри, и Такуму…

И маленькая девочка, больше двух лет мечтающая вернуться на неограниченное поле.

Пусть он был знаком с Синомией Утай лишь второй день, но она уже успела поселиться в его сердце. Не потому, что она собиралась очистить его от «Брони Бедствия». Не потому, что согласилась усилить собой их Легион. А просто потому, что хотела стать их новым другом и вступить в Новый Нега Небьюлас.

Именно поэтому он летел, не ведая ни страха, ни сомнений. Вперёд и только вперёд.

Превратившийся в серебряную стрелу Сильвер Кроу летел в тридцати метрах от поверхности моста, уворачиваясь от пламени двигавшегося вперёд Судзаку.

Судзаку шёл на оставшуюся позади Черноснежку и приземлившуюся возле неё Фуко с намерением уничтожить их. Им оставалось лишь отступать, ведя противника к краю моста. А Харуюки оставалось лишь верить в них.

В середине пылающего алтаря, к которому летел Харуюки, вдруг зажегся багровый свет.

Она пришла. Это была Утай, Ардор Мейден. Точно по расписанию. Такуму успешно справился с передачей сигнала.

Красно-белая жрица постепенно проявлялась. До неё оставалось менее сотни метров. Харуюки начал снижаться, чтобы подхватить её…

И в этот самый момент.

— Харуюки!!! — послышался вопль, полный изумления, страха и отчаяния.

Несмотря на строгий запрет, кто-то сзади пытался окликнуть его по имени.

— Спасайся!!! Немедленно!!!

— …?!

Не понимая, что происходит, Харуюки обернулся через плечо.

И увидел это.

Бог Судзаку, сложив свои крылья, начал разворачиваться. Голова на длинной шее описала дугу, и взгляд его алых глаз устремился в сторону ворот. Вернее, в сторону Харуюки.

Очевидно, он взял его в цель. Но почему? На груди Судзаку всё ещё были заметны отзвуки спецэффектов «Стрижающего Удара» Черноснежки. Харуюки же даже не прикасался к нему. У Энеми не было причины целиться в него…

И тут посреди спутавшихся мыслей Харуюки словно раздался голос.

Энеми, виртуальный объект, у которого не должно быть разума, то ли негодовал, то ли насмехался.

«Маленький человечишка. Прими расплату за глупость, которая привела тебя ко мне. Ощути моё дыхание…

И обратись в пепел.»

Гигантский клюв широко раскрылся.

Во тьме горла заискрило пламя. Огненное дыхание. Попади в него Харуюки, он бы моментально умер.

«Беги, Харуюки!!!» — в очередной раз послышался крик Черноснежки.

На мгновение… вернее, на промежуток времени, столь короткий, что ему не подходило даже это слово, Харуюки засомневался.

Если взлететь прямо сейчас, то огненной атаки, быть может, удастся избежать. Харуюки мог взлететь до своей предельной высоты в полтора километра, и Судзаку вряд ли стал бы гонять его на такое расстояние. Но… но.

Харуюки стиснул зубы с такой силой, что едва не раскрошил их.

И принял решение.

Он не мог отступить. Он не мог сбежать. Если бы он сбежал, атака Судзаку пришлась бы по стоящей в каких-то десятках метрах от него Синомии Утай, убив её.

Вряд ли она стала бы журить за это Харуюки после возвращения в реальный мир. Она бы ловко провела в воздухе пальцами, написав что-нибудь в стиле: «У тебя не было выбора».

Но на самом деле выбор у него есть. Потому что решение, в конце концов, принимает сам Харуюки в этот самый момент. И если существует хоть малейшая надежда на спасение Утай, то вся она сосредоточена в крыльях Харуюки, что несли его вперёд.

— У-у… о-о… — выдавил из себя Харуюки, вновь устремляя взгляд к алтарю. — О-о… о-о… о-о-о-о-о!!!

Вместе с этим кличем Харуюки напряг все свои силы и едва не спалил свои нервы, подгоняя свои крылья.

Свет вытянутых вперёд рук окутал всё его тело. Полностью покрывшись Оверреем своей единственной Инкарнационной Техники, «Лазерного Меча», Харуюки нёсся вперёд.

Он ощутил, как за его спиной рождается чудовищная энергия. Вихрь пламени, способный моментально испепелить всё и вся, вырвался из пасти Судзаку и, окрашивая мир вокруг себя в алый цвет, погнался за Харуюки.

«Харуюки!»

«Ворон-сан!»

«Хару!»

Услышал Харуюки три вопля в уголке своего сознания. Но он не сменил курса и продолжил лететь вперёд лучом света.

«Семпай. Прости меня за то, что я нарушил обещание и не сбежал, когда ты мне приказала. Я готов вымаливать твоё прощение. Но… я должен сделать это, иначе я не смогу оставаться самим собой.»

Возникшая на миг мысль разбилась на белые искры и исчезла. Осталось лишь одно-единственное желание — двигаться вперёд.

Алтарь становился всё ближе. Стоявшая в его центре Ардор Мейден ничего не делала, словно не понимая происходящего.

Сфокусировав свой взгляд на миниатюрной фигуре жрицы, Харуюки прокричал:

«Руки!»

Тонкие ручки Ардор Мейден словно по команде вытянулись вперёд.

Снизившийся до метровой высоты Харуюки тоже протянул к ней руки. Они коснулись, вцепились друг в друга…

А сразу за этим Харуюки резко потянул аватара Утай на себя и прижал её к груди.

«Держись!!!»

Вновь крикнул он, и едва почувствовав руки Утай на своей шее, начал взмывать в небо. Оставалось лишь развернуться и лететь в обратную сторону…

Но тут мир вокруг него окрасили другие цвета.

Волны оранжево-багровых оттенков красного. Цвет пламени.

Тело аватара заскрипело. Огненное дыхание Судзаку настигало его. Само пламя его ещё даже не коснулось, но шкала здоровья в верхнем левом углу уже начала с устрашающей скоростью убывать.

«Чёрт, я не могу взлететь. Если я замедлюсь хоть на мгновение, пламя расплавит меня.

Мне остается лишь одно — лететь вперёд. Но на моём пути стоят неприступные врата Замка.

Неужели мне не остается ничего, кроме как разбиться об эти врата насмерть просто назло моему противнику? Нет, я слишком далеко зашёл, чтобы жертвовать собой. Я выживу. Мы с Утай выберемся живыми. Вот увидите.»

— Открывайтесь!!! — закричал Харуюки, чувствуя, как его аватар начинает раскалываться от жара.

Почти сразу же раздался голос Утай недалеко от его груди:

— Они открываются!!

Но створки врат, сделанные из толстого синего льда, словно насмехались над ними, примыкая друг к другу всё так же плотно…

…Нет.

Свет…

В самом центре, точно между створками врат.

Виднелась нить белого луча.





Название статьи Глава 11. Чёрная Королева, Блэк Лотос, в одиночестве устремилась вперёд