Вернутся на главную

Бодхи: «Что такое «исследование»».


Бодхи: «Что такое «исследование»». на нашем сайте

Статьи
Статьи для студентов
Статьи для учеников
Научные статьи
Образовательные статьи Статьи для учителей
Домашние задания
Домашние задания для школьников
Домашние задания с решениями Задания с решениями
Задания для студентов
Методички
Методические пособия
Методички для студентов
Методички для преподавателей
Новые учебные работы
Учебные работы
Доклады
Студенческие доклады
Научные доклады
Школьные доклады
Рефераты
Рефератывные работы
Школьные рефераты
Доклады учителей
Учебные документы
Разные образовательные материалы Разные научные материалы
Разные познавательные материалы
Шпаргалки
Шпаргалки для студентов
Шпаргалки для учеников
Другое

Исследование – это совокупность действий, имеющая целью достижение объектно-ориентированной ясности. Например, есть набор восприятий, которые я отношу к одной линии: радостные желания, предвкушение, предвосхищение. Я догадываюсь на основе анализа опыта проявления этих восприятий, что они тесно взаимосвязаны между собой, но как именно? Когда я задумываюсь на эту тему, возникает множество вопросов, на которые я не могу ответить, возникает впечатление мутного комка, в котором есть островки ясности. В этом месте проявлено радостное желание ясности, сопровождаемое и усиливаемое желаниями испытывать другие ОзВ (в силу того, что ясность резонирует с другими ОзВ, желания испытывать которые также проявлены в этом месте). Для реализации этого желания я ищу специфическую совокупность действий. Поиск осуществляется методом более или менее целенаправленного тыка, то есть я сосредотачиваюсь на желании испытать ясность в этом вопросе и фиксирую – какие возникают другие желания, сопровождающиеся мыслью «это действие возможно даст опыт, анализ которого привнесет ясность в этом вопросе», затем я реализую эти промежуточные желания и смотрю – в самом ли деле по мере совершения этих шагов увеличивается количество островков ясности, исчезает ли в каком-то вопросе муть или хотя бы ослабевает ли она, то есть по мере совершения промежуточных шагов я прислушиваюсь к ясности и наблюдаю – усиливается она или нет или даже ослабевает. Ниже я излагаю подробно – какую именно последовательность действий я выбрал для того, чтобы достигать ясности, то есть что для меня практически означает процесс исследования.

Составление списков. Ясность не наступит до того, как будут составлены списки, имеющие отношение к рассматриваемому вопросу. К этому я пришел путем совершения многократных попыток добиться ясности в тех или иных вопросах - я увидел, что в тех областях, в которых я составлял списки, я добивался ясности сравнительно легко, а если желания составлять список не возникало, или возникало, но не реализовывалось, то в этом случае попытки добиться ясности были сопряжены с огромным трудом и не приводили к устраивающему результату. Осмыслив это наблюдение, я нашел ему простое объяснение: невозможно выводить свои войска на поле битвы, не зная – каковы размеры этого поля, где оно находится, сколько у меня боевых единиц и сколько их у противника и так далее. Даже если я хочу приготовить суп, и тогда необходимо знать – какие взять продукты и в каких пропорциях. Если я физик и исследую физический процесс, я не сумею обнаружить закономерность, если предварительно не создам список знаний, которые есть в отношении поведения исследуемого объекта, и списки проявлений исследуемого объекта в рамках моих экспериментов. То есть в своей предметной деятельности люди прибегают к построению списков, а в исследованиях своих восприятий – не делают этого. Почему? Именно потому, что это не является для них предметной деятельностью, то есть они не рассчитывают получить результат в виде ясности или других ОзВ – значит они получают устраивающий их результат и без этого, раз есть множество людей, готовых часами пространно рассуждать на «духовные» темы, но испытывающих отвращение и скуку при мысли о том, чтобы составлять списки восприятий. Какой же результат они получают? Мутность, неясность, возможность производить впечатление своими туманными рассуждениями, затыкание скуки и прочее.

Например, в моей сексуальности произошли существенные сдвиги сразу же после того, как я испытал радостное желание, сел и составил списки своих сексуальных фантазий, которые можно реализовать в принципе – тщательно описав все детали, на которые откликалось возбуждение, и которые невозможно реализовать в принципе, например, фантазии о том, что со мной могло бы происходить, пока я был маленьким мальчиком.

Итак, для того, чтобы добиться ясности, я хочу составить списки, имеющие отношение к моему вопросу. В данном случае это прежде всего список желаний. Эта затея – составить список желаний - может показаться абсурдной, но лишь тому, у кого нет опыта достижения ясности. Если же этот опыт есть, то составление списков становится радостным, творческим процессом, в течение которого возникает много интересных идей, наблюдений, гипотез и даже возникают проблески ОзВ. Первым делом я составляю список радостных желаний и список часто проявляющихся механических желаний. Это позволяет увидеть – с чем я вообще имею дело. Затем я составляю список известных мне закономерностей и взаимосвязей, имеющих отношение к вышеперечисленным восприятиям. Получается что-то вроде системы уравнений. По мере составления этих списков у меня возникают вопросы, на которые пока нет ответа – эти вопросы я заношу по мере их возникновения в отдельный список. Начну составлять эти два списка, причем я буду делать это именно так, как шел бы этот процесс в реальности, то есть не представлю сразу два готовых списка, а покажу процесс в его динамике.

В список имеющихся знаний:

*) желания есть двух типов – радостные и омраченные.

Радостные – это такие, мысль о реализации которых или мысль о любом этапе реализации которых и сам процесс реализации которых и процесс реализации любого этапа которых сопровождается ОзВ, мыслями с ключевыми словами «энтузиазм», «радость», «предвкушение», «предвосхищение», «свобода», «хочу» и пр., причем эти мысли сами по себе резонируют с ОзВ; также в процессе размышления о реализации и самой реализации могут возникать другие радостные желания; также человек ищет возможность реализации этих желаний, пытаясь активно устранить препятствия.

Омраченные - это такие, мысль о реализации которых или мысль о любом этапе реализации которых и сам процесс реализации которых и процесс реализации любого этапа которых не сопровождаются вышеперечисленными восприятиями, а сопровождаются либо перемежающимися вспышками довольства и НЭ, усилением НФ, НО, НЭС, либо довольства может вовсе не быть; возникают мысли с ключевыми словами-концепциями, обозначающими долженствование («надо», «нужно», «положено», «стоит», «должен» и пр.) или запрет/разрешение в терминах типа «хорошо/плохо»: «(не)прилично», «нельзя/можно», «(не)позволительно», «(не)вежливо», «(не)уважительно», «(не)заслуживает» и т.д., причем сами эти мысли усиливают пару «довольство/4Н» (довольства может и не быть); также при размышлении о реализации и в процессе самой реализации, проявления пары «довольство/4Н» усиливаются, радостных желаний не возникает; в случае отсутствия довольства человек не ищет возможность реализации этих желаний, ищет любой повод, чтобы оттянуть или вовсе отказаться от реализации, а в случае, если возникает перемежающееся довольство или желание его испытывать, человек в реализации желания может демонстрировать удивительную тупость, поспешность, может совершать абсурдные шаги, лишь отдаляющие реализацию желания, и в любом случае на каждом шагу испытывает НЭ.

*) желания всегда объектно-ориентированы

Если я хочу, то хочу чего-то конкретного, я представляю себе более или менее ясно – что именно хочу. Иногда говорят «хочу чего-то, но чего – не пойму [и испытываю при этом НЭ]» - это частный случай очень слабых, расплывчатых желаний, находящихся в стадии своего оформления или проявляющихся в условии жесткого подавления со стороны концепций или НЭ.

*) чем сильнее желание, тем оно более отчетливо объектно-ориентировано

В список возникающих вопросов:

*) могут ли возникать радостные желания в условии отсутствия громкого внутреннего диалога?

Ответить на этот вопрос можно лишь устойчивым прекращением ГВД – этого никто не может на данном этапе практики, так что ответа пока получить невозможно

*) как я узнаю о том, что хочу чего-то? Например я задаю себе вопрос – я хочу есть сыр или пойти гулять в лес? Но ведь если я задаю такой вопрос, то это уже означает, что я знаю о том, что есть два таких желания, а откуда я это знаю?

Я знаю об этом потому, что в данный момент есть ощущение вкуса сыра и ощущение зрительного образа леса, и есть желание эти ощущения усилить, сделать более четкими.

Это кажется невозможным – как это – вкус сыра, когда во рту нет никакого сыра? Но ведь никого не удивляет, что я могу не видеть дерево, но представлять дерево, а что такое «представлять»? Это и есть иметь зрительное восприятия дерева – это восприятие будет расплывчато, неустойчиво, но это ни что иное, как именно зрительное восприятие. Если я буду долго изучать, рассматривать это дерево, то зрительный образ этого дерева станет более четким и устойчивым, обрастет дополнительными восприятиями, и в результате желание усилить этот образ может стать более сильным. С сыром точно так же – возникает слабый, расплывчатый вкус сыра, и возникает желание его усилить – появляется ВД на эту тему, я могу начать рассуждать о том – как получить желаемый вкус сыра.

Итог: я узнаю о том, что хочу чего-то, поскольку восприятие этого чего-то уже есть в этом месте, но в ослабленном, расплывчатом виде. Если я хочу купить цветастую юбочку, чтобы испытывать довольство от взглядов мальчиков – в этот самый момент в этом месте УЖЕ ЕСТЬ и довольство от обладания юбочкой, и эротическое возбуждение от взглядов мальчиков, и тактильное ощущение юбочки на бедрах, и зрительное восприятие ее цвета и фактуры. Таким образом можно сделать удивительный вывод: когда я хочу, то хочу не чего-то того, чего сейчас нет, а хочу то, что уже сейчас есть, но просто хочу это в более четком, устойчивом и сильном виде! Этот вывод согласован с эмпирическим выводом о том, что желания всегда объектно-ориентированы.

Это приводит нас к следующему: «желание» - это всегда «желание усилить имеющиеся восприятия».

В список имеющихся знаний:

*) «желание» - это всегда «желание усилить имеющиеся восприятия».

По мере проведения исследования я обнаруживаю, что некоторые термины я использую или предполагаю использовать часто, поэтому хочу использовать аббревиатуры, чтобы «формулы» были менее громоздкими, легче «охватывались взглядом».

В список терминов:

*) «Предвосхищение» – пвх, «предвкушение» – пвк, «устремленность» – уст, «желание» – ж, «радостное желание» – рж, «механическое желание» – мж, «реализация радостных желаний» – ррж, «реализация механических желаний» – рмж, «приводит к возникновению, проявлению» - ==>

После отвлечения на ответ на возникший вопрос, продолжаю дальше вести список имеющихся знаний.

*) ррж ==> пвк, пвх

*) пвк, пвх ==> ррж

*) сильное пвх ==> уст

*) может ли быть пвк объектно-направленным? Пвк возникает лишь к тому, что есть сейчас, но что такое «пвк к чему-то»? Это ошибка, и ошибка эта становится хорошо заметна, когда пвк усиливается – тогда становится совершенно ясно, что оно и есть, и с самого начала было безобъектно, и правильно будет сказать «пвк возникает в тот момент, когда сейчас проявлено некое восприятие», или, что то же самое, - «некое восприятие резонирует с пвк». Но что это означает? Может пвк обладает той же отличительной особенностью, что и более «высокие» ОзВ – безобъектностью? Но этот вывод не согласуется с тем, что когда пвк проявлено слабо, то оно совершенно определенно очень зависимо от наличия резонирующих с ним образов, и таким образом оно гораздо ближе к качеству объектно-направленного, чем к качеству безобъектного.

Еще для примера возьмем нежность. Бывает ли объектно-направленная нежность? Вопрос может показаться странным, так как в книге я писал, что, оказывается, бывает безобъектная нежность, и очень мало читателей могли согласиться с этим, найдя соответствие в своем опыте. А теперь вопрос ставится именно так. «Я испытываю нежность к девочке» означает, что когда я воспринимаю девочку, возникает нежность. Естественно предположение – нежность возникает «к ней»? Это предположение еще и потому кажется достоверным, что обычный, омраченный человек не способен испытывать нежность сразу к нескольким людям – в нем действует принцип исключительности: если к этой - нежность, значит к остальным – безразличие. Этот автоматизм поддерживается целым сонмом НЭ, концепций, привычек. Но тот, кто устраняет НЭ и культивирует ОзВ, рано или поздно обнаруживает, что если «к» одному человеку (то есть при восприятии одного человека) возникает нежность, то ее не только не убывает «к» другим симпатичным тебе людям (то есть при восприятии других людей), но и наоборот – «к» ним она тоже усиливается. Так что тут возникает та же картина – чем более слаба и ограничена разными омрачениями нежность, тем более она становится «нежностью к», а чем она более сильная, свободная, яркая, тем больше она становится «нежностью-ни-к-кому-конкретно», т.е. безобъектной, а лишь резонирующей с некоторыми восприятиями, причем – что особенно интересно – совершенно необязательно, чтобы эти восприятия были связаны именно с людьми! Многие мордыс изумлением замечали стремительное расширение сферы восприятий, «к которым», а на самом деле «резонируя с которыми» возникает нежность. Кажется разумным предположить, что нежность или симпатия кроме людей может возникать к животным? Да, и еще как! У морд с этим связано много историй. Обычно у человека есть жесткие предпочтения в симпатии к животным – я прекрасно помню, что в самом раннем детстве у меня этих предпочтений почти что не было - я с интересом и симпатией возился и с собаками, и с мышками, и с червяками, муравьями и т.д. Затем навалился опыт омраченной жизни, полным ходом пошло перенятие восприятий у других омраченных людей, и вот уже остались лишь собаки, дельфины… ну еще то и се – и все. А некоторые животные и вовсе стали вызывать отвращение. С началом практики порождения ОзВ все начинает возвращаться к прежнему виду, и каждое такое возвращение переживается как взрыв свободы, как экстатический всплеск нежности и симпатии - до слез. Скво относилась к жукам с отвращением – бог его знает – когда и где она это подцепила, и во время путешествия по Индии и Непалу, когда я приносил больших жуков, у нее начинался спазматический страх, который она не могла контролировать, и вдруг в некоторый момент в нее врезался на лету огромный синий жук, и в этот момент что-то перевернулось – она испытала к нему такую нежность, что не смогла удержать слез. Блоки рухнули, ОзВ пробились через очередную стену. В будущем любые жуки у нее вызывали яркую симпатию. Но с животными понятно, а как насчет растений? Тоже, в общем, можно понять, ведь есть люди, которые сюсюкаются с цветочками, как с живыми людьми. Что они при этом испытывают – трудно сказать определенно, поскольку у людей есть навязчивая идея дорисовать животных и растений до человеческих качеств (проявление тупости и антропоцентризма, желание довольства любой ценой). Морды испытывают симпатию к растениям и животным безо всякой дорисовки, они не начинают думать, что дерево «хочет» или «думает» или «стремится» - они воспринимают лишь само дерево, и именно это «простое» восприятие начинает резонировать с симпатией и нежностью. На этом процесс не останавливается. Острую нежность может начать вызывать океан, гора, ветер, облако, тень дерева, птица, куст, травинка, капля… всего не перечислить, так шаг за шагом все больше и больше прибавляется озаренных факторов, все больше и больше становится возможностей переживать ОзВ. И чем сильнее всплеск нежности, проявленной в результате резонанса с неким восприятием, тем сильнее он проявляется и при восприятии других «существ», «к которым» симпатия может проявляться изолированно. Причем никогда нельзя предположить, что, например, к жуку симпатия проявится слабее, чем к человеку. Отсюда становится ясно – с нежностью дела обстоят точно так же, как и с предвкушением.

Вернемся к пвк. Таким образом становится ясно, что все это – одна линия: рж – пвк – пвх – уст. Усиливаясь, рж начинают все более резонировать с пвк (в первую очередь с пвк, а кроме этого, конечно, с другими ОзВ). Усиливаясь, пвк становится сильным озаренным фактором для пвх. И так далее. Поэтому можно ввести термин «линия восприятий», придав ему следующее значение: восприятия из этой линии становятся сильным озаренным фактором друг для друга при увеличении интенсивности, причем восприятие, лежащее в начале этой линии, не исчезает, когда проявлено восприятие в конце линии. Так, когда есть устремленность, предвкушение и радостные желания не только не исчезают, но наоборот – приобретают особо выразительные качества. Кроме того, возникает такое различение, относящее их к одной линии.





Название статьи Бодхи: «Что такое «исследование»».