Вернутся на главную

Кайус нахмурился, - А этот Джохэм? Этот бессмертный, настолько увлеченный тестами?


Кайус нахмурился, - А этот Джохэм? Этот бессмертный, настолько увлеченный тестами? на нашем сайте

Статьи
Статьи для студентов
Статьи для учеников
Научные статьи
Образовательные статьи Статьи для учителей
Домашние задания
Домашние задания для школьников
Домашние задания с решениями Задания с решениями
Задания для студентов
Методички
Методические пособия
Методички для студентов
Методички для преподавателей
Новые учебные работы
Учебные работы
Доклады
Студенческие доклады
Научные доклады
Школьные доклады
Рефераты
Рефератывные работы
Школьные рефераты
Доклады учителей
Учебные документы
Разные образовательные материалы Разные научные материалы
Разные познавательные материалы
Шпаргалки
Шпаргалки для студентов
Шпаргалки для учеников
Другое

- Видимо, нам придется побеседовать с ним,- согласился Аро.

- Остановите Джохэма, если хотите, - решительно сказал Науэль, - но не трогайте моих сестер. Они не виновны.

Аро важно кивнул. А потом повернулся к своей гвардии с теплой улыбкой.

- Дорогие мои, - воззвал он к ним, - сегодня мы не будем сражаться.

Охрана дружно кивнула и расслабленно выправилась, сменив свои позы готовности к атаке. Туман стремительно рассеивался, но я продолжала держать щит на случай, если все это было еще одной уловкой.

Я анализировала выражения их лиц, когда Аро опять повернулся к нам. На его лицо замерло обычное милостивое выражение, но на этот раз я почувствовала, что за этим выражением больше ничего не кроется. Как будто все его планы и интриги исчезли. Кайус был явно в бешенстве, но теперь его ярость была обращена на своих; он был покорен, его поставили на место. Маркус выглядел…скучающим; на самом деле по-другому и нельзя описать выражение его лица. Дисциплинированная охрана не выражала никаких эмоций. Среди них невозможно было выделить отдельных представителей, они представляли собой одно целое. Все они стояли выстроившись, готовые к отбытию. Свидетели Волтури все еще выражали беспокойство, один за другим они уходили, расстворясь в лесах. Чем меньше их становилось, тем с большей скоростью исчезали оставшиеся. Вскоре они все ушли.

Аро протянул нам руки практически в извиняющемся жесте. Позади него основная часть охраны, а также Кайус, Маркус и безмолвствующие, таинственные жены быстро скользили вдаль все в том же строгом, нерушимом порядке. Только трое, которые, видимо, были личными охранниками Аро, остались рядом с ним.

- Как я рад, что все разрешилось без насилия, - сладко произнес он, - Мой дорогой Карлайл, как я рад, что вновь могу назвать тебя другом. Я надеюсь, что вы не держите на меня зла. Я знаю, что вы с пониманием относитесь к тому нелегкому бремени, что лежит на наших плечах.

- Иди с миром, Аро, - натянуто ответил Карлайл, - Пожалуйста, помни, что мы имеем право на свое инкогнито здесь, и пусть твоя гвардия воздержится от охоты в этом регионе.

- Конечно же, - уверил его Аро, - Мне очень жаль, что теперь я заслужил твое неодобрение, мой дорогой друг. Возможно, со временем ты простишь меня.

- Возможно, со временем, если ты докажешь, что вновь являешься нашим другом.

Аро склонил голову, изображая раскаяние, и через секунду, буквально только что отвернувшись от нас, он уже скользил в противоположном направлении. Мы в молчании наблюдали, как последние четверо из Волтури исчезают в деревьях.





Название статьи Кайус нахмурился, - А этот Джохэм? Этот бессмертный, столь увлеченный экспериментами?