Вернутся на главную

Нотка Председателя Российско-Украинской делегации на мирных переговорах с Польшей Председателю Польской делегации Домбскому


Нотка Председателя Российско-Украинской делегации на мирных переговорах с Польшей Председателю Польской делегации Домбскому на нашем сайте

Статьи
Статьи для студентов
Статьи для учеников
Научные статьи
Образовательные статьи Статьи для учителей
Домашние задания
Домашние задания для школьников
Домашние задания с решениями Задания с решениями
Задания для студентов
Методички
Методические пособия
Методички для студентов
Методички для преподавателей
Новые учебные работы
Учебные работы
Доклады
Студенческие доклады
Научные доклады
Школьные доклады
Рефераты
Рефератывные работы
Школьные рефераты
Доклады учителей
Учебные документы
Разные образовательные материалы Разные научные материалы
Разные познавательные материалы
Шпаргалки
Шпаргалки для студентов
Шпаргалки для учеников
Другое

20 ноября 1920 г. № 89

Милостивый государь, господин Председатель, Настоящим довожу до Вашего сведения, что в Минской Военно-Согласительной Комиссии продолжаются прения по вопросу об отводе польских войск за государственную границу. Вопреки точному постановлению Рижского протокола от 14 ноября 1920 г. * Председатель Польской части означенной Комиссии продолжает требовать разработки плана отхода польских войск и, несмотря на категорическое постановление Рижского протокола, что меры облегчения для борьбы с эпи-зоотиямн и эпидемиями ни в коем случае не могут нарушать указаний § 6 Договора о перемирии ** и ие могут удлинять

* См. док. № 176. ** См. док. № 131, прилож. № 2.


обозначенного в Рижском протоколе предельного срока начала отвода польских войск, вышеозначенный полковник Рыбак выдвигает требования, явно противоречащие указанным условиям.

С другой стороны, требование полковника Рыбака об удержании тридцативерстной полосы между Российско-Украинскими армиями, с одной стороны, и Польскими армиями — с другой, не предусмотренное ни Договором о перемирии и прелиминарных условиях мира, ни Рижским протоколом от 14 ноября и могущее иметь только одну цель содействия возможности соединения войск Балаховича с войсками Петлюры при отходе польских войск, опять вызывает все, казалось, уже ликвидированные сомнения в миролюбии Польши и во всяком случае находится в резком противоречии с теми заявлениями, которые от имени Польского Правительства неоднократно делала и делает здесь Польская Мирная делегация.

Наконец, предложение полковника Рыбака распустить Смешанную Военно-Согласительиую Комиссию ввиду имеющихся там разногласий резко противоречит Договору о перемирии, § 8 которого совершенно определенно предусматривает создание такой Комиссии и не предоставляет ей права распускать себя в случае разногласия, ибо именно для улаживания разногласий и создавалась эта Комиссия.

Обращая Ваше внимание, господин Председатель, что такое поведение Председателя Польской части Смешанной Военно-Согласительной Комиссии полковника Рыбака приводит к излишним и ненужным трениям и чрезвычайно затрудняет ведение мирных переговоров, и не допуская, что это делается по желанию Польского Правительства, я надеюсь, что с Вашей стороны будут приняты все меры к немедленному и безоговорочному выполнению указанного Протокола от 14 ноября и будет указано Польской части Военно-Согласительной Смешанной Комиссии, что вопрос об отводе польских войск уже разрешен Рижским протоколом и в компетенцию Согласительной Комиссии поэтому не входит.

Вместе с тем я принужден указать, что, считая всякие неясности по вопросу об отводе польских войск за государственную границу уже устраненными Протоколом об отводе польских войск за государственную границу, подписанным Председателями обеих Мирных делегаций в Риге 14 ноября, я принужден признать какое бы то ни было невыполнение условий этого Протокола за отказ Польского Правительства выполнять дважды принятые иа себя в самой категорической форме обязательства.

До получения сообщений, что Протокол от 14 ноября лияльно выполняется Польшей, я не считаю возможным


какие бы то ни было дальнейшие работы Мирной конференции.

Примите, господин Председатель, уверения в совершеннейшем моем уважении

Иоффе

Пенат. по арх.

183. Нота Председателя Российско-Украинской делегации на мирных переговорахс Польшей Председателю Польской делегации Домбскому

21 ноября 1920 г. № 91 Милостивый государь, господин Председатель, В ответ на Вашу ноту за № 283 от 20 ноября и в дополнение к моей за № 89 от того же числа *, позволю себе сообщить Вам, что, как видно из официального отношения польской военной делегации при ПРУВСК** за №203, польские войска, вопреки полученным Вами из Варшавы сообщениям, не выполняют точно Протокола от 14 ноября ***. Из означенного отношения усматривается:

1) чго польские войска получили приказ об отходе ие везде «там, где это еще не исполнено», как ясно сказано в Протоколе от 14 ноября, но только в районе расположения Польской VI армии, левый фланг которой кончается южнее реки Припяти;

2) что только иа небольшом участке от Меджибожа до Острополя польские войска отходят 19 ноября, на всем же остальном фронте VI армии отход начинается не с полночи с 19 на 20 ноября, как это надлежало бы согласно Протоколу от 14 ноября, но только с 22 ноября;

3) что, несмотря на категорическое условие Протокола от 14 ноября, обязывающее польские войска во всяком случае соблюдать указания параграфа 6 Договора о перемирии****, ни на один день польским войскам не задан переход в 20 километров, и лишь на 27 ноября переход этот дан в 20—25 километров, в последние же дни величина переходов местами приближается даже к 10 километрам;

4) что без особой надобности и во всяком случае в нарушение параграфа 6 Договора о перемирии включены две дневки 24 и 26 ноября;

5) что в общем, опять-таки в нарушение параграфа 6 Договора о перемирии, на максимальный переход на правом

* См. док. № 182. ** Польско-Российско-Украинская Военная Согласительная Комиссия.

*** См. док. № 176. **** См. док. № 131, прилож. № 2.


фланге в 90 верст назначено 10 дней, не считая 20 и 21 ноября, каковые дни предположено потратить на организацию марша и эвакуацию тыловых учреждений, что в свою очередь противоречит Протоколу от 14 ноября, категорически устанавливающему, что «указания § 6 Договора о перемирии ни в коем случае не будут нарушены, и вышеуказанный срок отхода польских войск (24 часа по среднеевропейскому времени 19 ноября) не будет удлинен»;

6) что весь марш польских войск рассчитан лишь до государственной границы, между тем как на основании Договора польские войска должны отойти от границы в свою сторону еще на некоторое расстояние, ныне уже точно установленное;

7) что требование Польского Командования от Командования Российско-Украинского начать свое движение на запад непременно на сутки позднее польского отхода ни на чем не основано и во всяком случае Договором не предусмотрено;

8) что точно так же противоречит Договору и ни на чем не основано другое требование Польского командования о соблюдении российско-украинскими войсками ежедневно 30-километрового расстояния от польских войск, ибо Договор предусматривает только 30-километровую нейтральную полосу в обе стороны от государственной границы;

9) что, наконец, решение Польского Командования оставить на самой границе корлоп решительно противоречит Договору, устанавливающему, наоборот, 15-километровые нейтральные зоны и категорически требующему, чтобы в таковых нейтральных зонах никаких вооруженных сил не находилось.

Доводя об изложенном до сведения Вашего, я с прискорбием должен констатировать, что Польское Военное Командование не только позволяет себе толковать совершенно ясные постановления Российско-Украинско-Польской Мирной конференции, каковые постановления ему надлежит только неукоснительно выполнять, ио позволяет себе и не выполнять тех решений, которые принимаются Мирной конференцией. Констатируя все изложенные выше имевшие место прямые нарушения решений, принятых с обоюдного согласия обеими Мирными делегациями, я вынужден просить Вас, господин Председатель, принять меры к тому, чтобы впредь все решения Мирной конференции выполнялись неукоснительно всеми учреждениями Польской Республики, и вместе с тем должен подчеркнуть, что уже имевшие место с польской стороны нарушения договоров и соглашений обеих Делегаций будут учтены Российско-Украинской Мирной делегацией при дальнейших переговорах об окончательном мире между Россией и Украиной, с одной стороны, и Польшей — с другой, особенно при взаимных расчетах Договаривающихся Сторон.

Вместе с тем я, сожалея, так же как и Вы, господин Председатель, о вынужденной задержке в мирных переговорах,


вынужден, однако, отметить, что несоблюдение уже принятых на себя обязательств ни в коем случае ие может быть названо «второстепенным обстоятельством», ибо оно ставит под сомнение целесообразность ведения переговоров вообще, и что поэтому ответственность за имевшую место задержку в переговорах не может быть ни в коем случае возложена на Российско-Украинскую делегацию, оба Правительства которой до сих пор самым лояльнейшим образом выполняли и выполняют все взятые на себя обязательства, ио ложится целиком только на Польскую Мирную делегацию, не могущую констатировать того же в отношении своего Правительства.

Пользуюсь случаем, чтобы возобновить свои уверения в совершенном уважении

Иоффе

Печат. по арх. Опубл. в газ. «Известиях Л» 263(1110), 23 ноября 1920 г.





Название статьи Нота Председателя Российско-Украинской делегации на мирных переговорах с Польшей Председателю Польской делегации Домбскому