Вернутся на главную

Германское экономическое волшебство


Германское экономическое волшебство на нашем сайте

Статьи
Статьи для студентов
Статьи для учеников
Научные статьи
Образовательные статьи Статьи для учителей
Домашние задания
Домашние задания для школьников
Домашние задания с решениями Задания с решениями
Задания для студентов
Методички
Методические пособия
Методички для студентов
Методички для преподавателей
Новые учебные работы
Учебные работы
Доклады
Студенческие доклады
Научные доклады
Школьные доклады
Рефераты
Рефератывные работы
Школьные рефераты
Доклады учителей
Учебные документы
Разные образовательные материалы Разные научные материалы
Разные познавательные материалы
Шпаргалки
Шпаргалки для студентов
Шпаргалки для учеников
Другое

С 1873 года возрастающая пропасть между пребывающей в упадке экономикой Британской империи и промышленным и экономическим ростом в странах континентальной Европы, прежде всего в Германии, создавала к 1914 году все условия для начала Первой мировой войны. Роль нефти в данном конфликте уже стала центральной, хотя мало кто, кроме группы банкиров и финансистов Лондона и Нью-Йорка, понимал, насколько серьезной будет ее роль всего через несколько лет.

В последнее десятилетие XIX столетия британские банковские и политические элиты начинают выказывать первые признаки озабоченности двумя специфическими аспектами впечатляющего индустриального развития Германии. Первое – это формирование независимого, современного немецкого торгового и военного флота, ведь с 1815 года и со времен Венского конгресса английскому военному флоту не было в мире равных. Второй стратегический сигнал прозвучал по поводу амбициозного германского проекта строительства железной дороги, которая в конечном итоге должна была связать Берлин с Багдадом, бывшим тогда частью Османской империи.

В обоих случаях, как при совершенствовании военно-морского флота, так и при создании развитой железнодорожной инфраструктуры от Берлина до Персидского залива, нефть играла роль основной, хотя и не очевидной, движущей силы, как для Британии, так и Германии. Мы попытаемся понять, почему эти два направления рассматривались как фактический «казус белли» со стороны англосаксонских правящих кругов на рубеже веков.

К 1890-м годам растущие высокими темпами промышленность и сельское хозяйство Германии превзошли по скорости и качеству технологического развития британскую промышленность. На фоне США, сконцентрированных исключительно на освоении своих собственных территорий после Гражданской войны, индустриальный рост Германии все больше выглядел как прямая и самая серьезная угроза британской глобальной гегемонии.

К 1870-м годам десятилетия постепенного внедрения Германией экономических реформ Фридриха Листа, создание современной государственной системы железнодорожного транспорта и формирование таможенных защитных механизмов для развивающихся отраслей национальной промышленности стали приносить ощутимые плоды в контексте политического единства Германской империи после 1871 года.

Приблизительно до 1850-х годов в Германии преобладала имитация очевидно успешной британской экономической модели, а «экономика свободной торговли», разработанная английскими экономистами Адамом Смитом и Дэвидом Рикардо, воспринималась в университетах Германии почти как Священное писание. Но вскоре после того, как Англия вошла в 1870-х годах в затяжную депрессию, также повлиявшую на экономику Германии и Австрии, Германия обнаружила серьезные недостатки в бездумном следовании «британской модели». Чем больше Германия разворачивалась к формированию собственной экономической стратегии и отходила от принципов британской «свободной торговли» в строительстве национальной индустрии и сельского хозяйства, тем значительнее были результаты.

Одним из признаков отступления от «британской модели» с 1850 года до начала Первой мировой войны в 1913 году явилось то, что ВВП вырос в пять раз, а доход на душу населения увеличился на 250% за тот же период. Наблюдалось неуклонное повышение уровня жизни населения, а размер реальной заработной платы в промышленности увеличился с 1871 до 1913 года вдвое.

Но сердцем германской индустриальной революции стал взрывоподобный технический прогресс. В Германии была учреждена система высших технических школ и училищ, по образу и подобию французских, для обучения и повышения квалификации ученых и инженерных кадров, и система высших коммерческих училищ, организованная при поддержке различных торговых и промышленных палат для обучения и повышения квалификации в сфере бизнеса. Кроме того, в учебных планах германских университетов большое внимание уделялось естественнонаучным дисциплинам. Началось бурное развитие немецкой науки и техники. Кроме того, была учреждена государственная система профессионально-технических училищ для повышения квалификации ремесленников. Конечным результатом этих усилий стало резкое повышение уровня технической грамотности немецкого населения после 1870 года.

Еще в 1870 году крупные британские индустриальные компании препятствовали развитию молодых немецких компаний-конкурентов. Но за следующие тридцать-сорок лет все значительно изменилось. В предшествовавшие 1914 году десятилетия уголь являлся королем мировой топливной промышленности и транспорта. В 1890 году Германия производила 88 млн. тонн угля, в то время как Британия производила вдвое больше, около 182 млн. тонн. Но к 1910 году добыча угля в Германии возросла до 219 млн. тонн в год, а Британия добывала уже ненамного больше – 264 млн. тонн.

Сталь стала ядром германского экономического роста, лишь ненамного отставали от металлургической быстро развивающиеся электрическая и химическая отрасли. С использованием новых методик в сталелитейной промышленности, а именно метода Томаса-Гильхриста для обогащения высокофосфористых руд Лотарингии, производство стали в Германии возросло на 1000% за 20 лет с 1880 по 1900 год, оставив достижения сталелитейной промышленности Британии далеко позади. В 1890 году Британия еще обгоняла Германию по производству чугуна: 7,9 млн. тонн против 4,6 млн. тонн, произведенных в Германии. Но уже к 1910 году Германия производила на 50% больше чугуна, чем Британия – 14,6 млн. тонн против 10 английских. В то же время стоимость производства стали в Германии упала до 0,1 от стоимости производства стали в 1860-х годах. К 1913 году Германия выплавляла почти вдвое больше чугуна, нежели британские литейные производства (1).

Железнодорожная инфраструктура, по которой перевозился этот быстрорастущий поток промышленных товаров, стала первой движущей силой германского «экономического чуда». Хотя начало развития железных дорог под влиянием Таможенного Союза Фридриха Листа и его национального плана строительства железных дорог пришлось на 1840-50-е годы, при финансовой поддержке государства протяженность железнодорожных путей с 1870 по 1913 год увеличилась вдвое.

Вслед за развитием производства электроэнергии и ее передачи на большие расстояния под патронажем Оскара фон Миллера и других инженеров германская электрическая промышленность развилась из небольшой индустрии, в которой было задействовано около 26000 человек в 1895 году, до производителя половины всех товаров этой отрасли на международном рынке в 1913 году. Германская химическая промышленность, благодаря научным изысканиям таких талантливых ученых, как Юстус фон Либих и других, превзошла французских и британских конкурентов и стала мировым лидером в производстве анилиновых красителей, фармацевтических препаратов и минеральных удобрений.

В течение этого периода нововведения Либиха и других ученых в сфере сельскохозяйственной химии привели к росту производительности труда в сельском хозяйстве Германии. И если в первые десятилетия XIX века, которые были действительно ужасными, в Германии регистрировались вспышки голода и потери урожая (когда дешевле было ввозить зерно из России и даже из Аргентины), то в 1890-е годы Германия уже приняла протекционистские меры против импорта дешевого зерна.

Механизация сельского хозяйства привела к ощутимому прогрессу – если в 1882 году для уборки урожая использовалось 20000 машин, то к 1907 году уже около 300000. Развитие производства минеральных удобрений в Германии привело к повышению урожайности. Урожаи к началу Первой мировой войны увеличились на 80% по сравнению с периодом до начала массового применения минеральных удобрений в 1887 году. Для сравнения, на момент начала войны Россия, имевшая пахотных земель на 1,2 млн. га больше, производила на 19 млн. тонн меньше Германии. К 1913 году Германия обеспечивала свою потребность в мясных продуктах на 95%, несмотря на то, что потребление мяса на душу населения выросло вдвое с 1870 года, в то время как Британия в том же году удовлетворяла свои потребности в мясе только на 45%.

Параллельно с развитием промышленности и сельского хозяйства Германия из страны, бывшей в начале 1800-х страной эмигрантов, стала к концу века страной с высоким приростом населения. С 1870 до 1914 года население Германии увеличилось на 75% – с 40 млн. человек до 67 млн.

С 1880-х годов промышленность развивалась в симбиозе с развитием банков, таких как «Дойче Банком», и этот процесс получил название «модель Гроссбанкен», или просто «германская модель» – модель взаимоотношений (взаимное владение, когда два предприятия владеют частью друг друга) крупных банков и промышленных компаний страны (2).

Германское «экономическое чудо» возникло в период после 1870 года. Широко разрекламированное в конце 1950-х восстановление промышленности от последствий войны и охватившей мир депрессии в значительной степени представляло собой восстановление того фундамента, который был заложен в периоде 1880 до 1914 года.





Название статьи Германское экономическое чудо