Вернутся на главную

Нарушенные Обещания


Нарушенные Обещания на нашем сайте

Статьи
Статьи для студентов
Статьи для учеников
Научные статьи
Образовательные статьи Статьи для учителей
Домашние задания
Домашние задания для школьников
Домашние задания с решениями Задания с решениями
Задания для студентов
Методички
Методические пособия
Методички для студентов
Методички для преподавателей
Новые учебные работы
Учебные работы
Доклады
Студенческие доклады
Научные доклады
Школьные доклады
Рефераты
Рефератывные работы
Школьные рефераты
Доклады учителей
Учебные документы
Разные образовательные материалы Разные научные материалы
Разные познавательные материалы
Шпаргалки
Шпаргалки для студентов
Шпаргалки для учеников
Другое

Горел единственный факел; Дриззт понял, что это было частью сделки. Вероятно, Энтрери еще не совсем свыкся со своим новоприобретенным теплочувствительным зрением, чтобы на равных сражаться с Дриззтом без дополнительных источников света. Переведя свой взгляд в обычный световой спектр, Дриззт внимательно изучил среднего размера пещеру. Потолок и стены имели природные очертания, с обычными в таких случаях сталактитами. Однако в глаза бросались две деревянных двери — вероятно построенные лишь недавно. По всей видимости, это было частью сделки Вирны с Энтрери. По сторонам от каждого прохода стояло по одному воину дроу, между которыми находился еще один воин, прямо напротив каждой из дверей.

Сейчас в комнате находилось двенадцать темных эльфов, включая Вирну и Джарлаксла, но драйдера нигде не было видно. Энтрери переговаривался с Вирной; Дриззт увидел, что она передает убийце пояс с двумя скимитарами Дриззта.

Также в комнате виднелась странное углубление, расположенное всего в одном шаге от задней стены и имевшее края, достигавшие уровня пояса. Его верхняя часть была прикрыта одеялом и, облокотившись на нее, с обнаженным кинжалом и мечом, стоял воин.

Скат? — мелькнула мысль у Дриззта.

Энтрери говорил, что в этом месте он и темные эльфы разойдутся, но Дриззт сомневался, что убийца, закончив со своими делами, собирался возвращаться тем же путем, что и пришел сюда, через Митриловый Зал. Вероятно, это действительно был иной путь в запутанные коридоры нижнего Подземья.

Вирна что-то произнесла и Энтрери направился к Дриззту, держа в руках его оружие. Воин дроу встал за спину и развязал путы на запястьях. Дриззт медленно расправил затекшие плечи, нывшие после долгого нахождения в неудобном положении и боли, оставшейся после жестокого избиения Вирной.

Энтрери перекинул пояс Дриззту и сделал предусмотрительный шаг назад. Дриззт с любопытством посмотрел на свое оружие, не зная, что ему следует предпринять дальше.

“Поднимай”, — приказал Энтрери.

“Зачем?”

Этот вопрос был подобен пощечине. Лицо Энтрери исказилось в гримасе, затем вновь приобрело обычное бесчувственное выражение.

“Чтобы мы могли установить истину”, — ответил он.

“Мне известна истина”, — невозмутимо ответил Дриззт. “Ты лишь хочешь исказить ее. Ты можешь скрывать ее даже от самого себя, но истина заключена в том, сколь глупо твое презренное существование”.

“Подними их”, — огрызнулся убийца, — “или я прикончу тебя на месте”.

Дриззт знал, что эта угроза была абсолютно беспочвенна. Энтрери не убьет его, по крайне мере до тех пор, пока не попытается сразиться с ним в честном поединке. Даже если Энтрери захочет убить его, Дриззт предполагал, что Вирна не оставит этого без внимания. Дриззт был слишком важен для Вирны; Паучья Королева принимает жертвы только от жриц дроу.

Наконец Дриззт склонился и поднял оружие, чувствуя себя в большей безопасности, когда скимитары висели у него на поясе. Он знал, что сбежать из этой пещеры было невозможно, есть у него скимитары или нет. Но он был достаточно опытен, чтобы понять, что удобный шанс мог подвернуться в любую секунду и именно тогда, когда этого меньше всего ожидаешь.

Энтрери обнажил тонкий меч и инкрустированный драгоценными камнями кинжал, затем пригнулся. Его тонкие губы расплылись в предвкушающей улыбке.

Дриззт стоял, не шелохнувшись, с опущенными плечами, его скимитары по-прежнему покоились в ножнах.

Меч убийцы мелькнул в воздухе и слегка рассек кончик носа Дриззта, отчего тот отдернул голову в сторону. Дроу, не обращая особого внимания на это, одним движением смахнул капельки выступившей крови.

“Трус”, — поддразнил его Энтрери, двигаясь вокруг.

Дриззт старался держаться к нему лицом, не обращая внимания на подобные оскорбления.

“Ну, давай же, Дриззт До’Урден”, — вмешался Джарлаксл, привлекая к себе взгляды Дриззта и Энтрери. “Ты знаешь, что ты обречен, но все равно ты не испытываешь никакого удовольствия от мысли об убийстве этого человека; человека, который причинил столько горя тебе и твоим друзьям?”

“Что ты теряешь?” — спросил Энтрери. “Я не могу убить тебя, лишь победить — таковы условия моей сделки с твоей сестрой. Но ты с легкостью можешь прикончить меня. Уверен, что Вирна не станет вмешиваться, и возможно даже развлечется, наблюдая за смертью простого человека”.

Дриззт по-прежнему оставался непроницаем. Они говорили, что ему нечего терять. Они очевидно не понимали, что Дриззт До’Урден сражался не тогда, когда ему было что терять, а лишь тогда, когда он мог что-то обрести, когда схватка была неизбежна.

“Я умоляю тебя, достань свое оружие”, — добавил Джарлаксл. “У тебя отличная репутация и я с радостью посмотрел бы тебя в деле. Так хочется увидеть, действительно ли ты превзошел самого Закнафейна”.

Дриззт, стараясь казаться невозмутимым, верным своим принципам, не мог сдержать гримасы при упоминании своего мертвого отца, безусловно, самого лучшего воина во всем Мензоберранзане. Мысленно проклиная себя за этот шаг, он обнажил скимитары. Твинкл светился голубоватым сиянием, являясь отражением той внутренней ярости, которая закипала в Дриззте До’Урдене.

Энтрери атаковал неожиданно, со всей яростью, и Дриззт отреагировал с присущими ему инстинктами, отбивая каждый выпад меча и кинжала. Он перешел в нападение еще прежде, чем успел осознать, что делает. Повинуясь лишь инстинкту, Дриззт начал накручивать скимитарами круги, каждый его выпад шел под максимально неудобным углом и высоте для противника.

Энтрери, смущенный столь необычной манерой ведения боя, пропускал примерно половину ударов, но каждый раз его быстрые ноги спасали его от неминуемой смерти. “Ты меня всегда удивлял”, — мрачно признал убийца, и тут же завистливо вздрогнул от одобрительных вздохов и комментариев из уст темных эльфов, окружавших пещеру.

Дриззт остановил свое вращение, держа клинки наготове.

“Мило, не бесполезно”, — крикнул Энтрери и бросился вперед, направляя меч в нижней позиции, а кинжал высоко вверх. Дриззт отмахнулся клинками по диагонали, один из них отбил меч, второй остановил выпад кинжала. Рука Энтрери, в которой тот держал кинжал, описала полный круг — Дриззт заметил, что он повернул рукоять клинка в руке — в то время как его меч метался из стороны в сторону, чтобы отвлечь Дриззта.

Как и ожидалось, рука, в которой убийца держал кинжал, нырнула вниз и он выпустил рукоять.

Со звуком, подобным удару молота о наковальню, Твинкл отразил пущенный клинок в сторону, отбросив его в другой конец комнаты.

“Отлично!” — поздравил Джарлаксл, и Энтрери также подался назад и кивком головы выразил свое неподдельное одобрение. Оставшись всего с одним мечом, убийца сделал более сдержанный, целенаправленный выпад.

Как же он удивился, когда Дриззт вместо того, чтобы отбить, пропустил удар. Меч тотчас отпрянул назад, так и не достигнув своей цели. Энтрери вновь сделал ложный выпад.

Он мог победить Дриззта, мог с помощью одного этого простого удара проткнуть плечо дроу, или располосовать ему горло! Однако улыбка, застывшая на лице Дриззта, остановила его. Он развернул меч плоской стороной и шлепнул им по плечу дроу, не причинив ему вреда.

Дриззт оба раза пропустил его выпад, он насмехался над убийцей, притворно поддаваясь ему!

Энтрери хотелось закричать в протесте, хотелось напустить на Дриззта всех собравшихся эльфов, разрушить их игру. Однако, убийца решил, что этот поединок был слишком личным делом, которое он должен решить между собой и Дриззтом, без вмешательства Вирны или Джарлаксла.

“Я доберусь до тебя”, — пообещал он на ломаном наречии дварфов, надеясь, что остальные дроу, за исключением конечно Дриззта, не поймут его.

“Тогда давай, заканчивай”, — спокойно ответил Дриззт на Общем наречии поверхности, хотя сам прекрасно объяснялся на языке дварфов. Он не позволит Энтрери перенести их спор на личностный уровень, заставит его действовать открыто и будет насмехаться над ним.

“Тебе следует сражаться лучше”, — ответил Энтрери, переходя на Общее наречие. “Если не ради себя, то хотя бы ради своего друга халфлинга. Если ты убьешь меня, тогда Регис будет свободен, но если я уйду отсюда…” Он сделал угрожающую паузу, которую Дриззт тут же нарушил своим смехом.

“Регис мертв”, — произнес рейнджер дроу. “Или будет мертв, несмотря на исход нашего поединка”.

“Нет…” — начал Энтрери.

“Да”, — прервал его Дриззт. “Я слишком хорошо тебя знаю, чтобы стать жертвой твоей бесконечной лжи. Ты был слишком ослеплен своей ненавистью. Ты не предвидел каждой возможности”.

Энтрери вновь перешел в атаку, но неторопливо, избегая резких ударов, чтобы не дать понять собравшимся темным эльфам о разыгрываемом представлении.

“Он мертв?” — почти утверждая, спросил Дриззт.

“А как ты думаешь?” — резко ответил ему Энтрери.

Дриззт понял, что в тактике его противника произошли перемены. Энтрери пытался разъярить его, заставить его сражаться от злости.

Дриззт оставался невозмутим, провел несколько неторопливых атак, которые Энтрери с легкостью отразил.

Вирна и Джарлаксл начали переговариваться вполголоса, и Дриззт, думая, что они начинают уставать от этой шарады, начал атаковать более стремительно, хотя по-прежнему расчетливо и неэффективно. Энтрери слегка кивнул, дав понять, что он начал осознавать игру, затеянную Дриззтом. Эта игра, строившаяся на скрытой взаимосвязи, была слишком личной, и Дриззт, как и Энтрери, не хотел вмешательства Вирны.

“Ты будешь наслаждаться своей победой”, — неожиданно произнес Энтрери.

“Она мне ничего не даст”, — ответил Дриззт, и, похоже, что убийца ожидал именно такого ответа. Энтрери хотел выиграть этот поединок, и еще сильнее он хотел выиграть его потому, что Дриззту на это было наплевать. Однако Дриззт знал, что Энтрери был отнюдь не глуп, и в то время как он и Дриззт были примерно равны в воинском искусстве, их мотивации, несомненно, ставили их по разные стороны баррикад. Энтрери станет сражаться против Дриззта изо всех сил лишь ради того, чтобы доказать свою правоту, но Дриззт же чувствовал, что ему нечего доказывать, по крайней мере убийце.

Ошибки Дриззта в этой схватке не были блефом. Дриззт хотел проиграть, поскольку он получил бы гораздо больше удовлетворения, не позволив Энтрери насладиться честной победой.

И, поскольку теперь его действия были разоблачены, убийца не был удивлен таким поворотом событий.

“Это твой последний шанс”, — поддразнил Энтрери. “Здесь мы разделимся. Я уйду через дальнюю дверь, а дроу вернуться вниз, в свой темный мир”.

Лиловые глаза Дриззта на мгновение метнулись в сторону, к углублению, и это дало понять Энтрери, что он не упустил значения слова “вниз”, что он не пропустил очевидного намека на прикрытый одеялом скат.

Энтрери внезапно метнулся в сторону, стараясь добраться до своего кинжала. Это был рискованный маневр, но явное отсутствие у Дриззта желания к схватке, позволило убийце добраться до своего потерянного оружия без особых проблем.

“Можно я дам твоей кошке новое имя?” — спросил Энтрери, слегка повернув свое туловище, чтобы продемонстрировать большой поясной кошель, сквозь который проступали очертания ониксовой статуэтки.

Убийца сделал четыре резких, силовых выпада, каждый из которых мог пробить оборону Дриззта, если бы он не придержал их.

“Ну, давай же”, — громко произнес Энтрери. “Ты можешь сражаться лучше! Я видел твое мастерство слишком часто — даже в этих туннелях — чтобы думать, что тебя можно одолеть так легко!”

Поначалу Дриззт удивился тому, что Энтрери столь явно сделал общедоступной их личную беседу. Хотя вероятно к этому моменту Вирна и остальные уже поняли, что Дриззт сражается не в полную силу. И все же он не мог осознать значение этих слов — пока дроу не начал понимать скрытый смысл, таившийся в них. Энтрери упомянул об их битвах в туннелях, но во время них они сражались не друг против друга. При необычном стечении обстоятельств Дриззт До’Урден и Артемис Энтрери сражались вместе, бок о бок и спина к спине, руководствуясь лишь одним простым желанием — выжить в схватке с общим врагом.

Могло ли все повториться, здесь и сейчас? Неужели Энтрери так отчаянно хотел сразиться в честном поединке, что предлагал ему помощь в борьбе против Вирны и ее отряда? Если такое произойдет и они выиграют, то поединок между Дриззтом и Энтрери несомненно даст дроу повод, ради которого он станет сражаться. Если они вместе с Энтрери смогут победить или сбежать, то последующая схватка между ним и Энтрери станет лишь единственным препятствием на пути к его свободе.

“Темпус!” Этот крик разрушил все раздумья противников, вынудив их действовать адекватно складывающейся ситуации.

Они среагировали одновременно. Дриззт отмахнулся скимитаром перед собой и убийца, обнажив свою защиту, отскочил назад, при этом, развернувшись боком и выставив свой поясной кошель. Твинкл молниеносно рассек мешочек, из которого на пол вывалилась магическая фигурка пантеры.

Дверь — та же самая дверь, через которую они вошли в эту пещеру — разлетелась на куски от могучего удара Эйджис-фанга, отбросив в сторону стоявшего перед ней дроу на пол.

Первой реакцией Дриззта было направиться к двери, попытаться объединиться со своим друзьями, но он увидел, что путь уже отрезан множеством темных эльфов. Другая дверь также не давала шанса на спасение, поскольку при первых признаках беспорядка, она тотчас распахнулась и в дверном проеме возникла паучья фигура Дайнина.

Комната озарилась яркой вспышкой магического света; из каждого угла донеслись жалобные вопли. Сквозь разломанную дверь сверкнула серебряная стрела, пронзившая все того же невезучего дроу, который едва успел подняться с пола. Она припечатал его к дальней стене, намертво впившись в камень.

“Гвенвивар!”

Дриззт не мог остаться и посмотреть был ли услышан его зов, он вообще больше не мог здесь оставаться. Он кинулся к углублению, но путь ему преградил единственный стражник дроу.

Раздался крик Вирны; Дриззт почувствовал, как его развевавшийся плащ прорезал кинжал, пройдя всего в каком-то дюйме от бедра. Он бежал точно вперед, и лишь в последний момент слегка пригнул одно плечо, словно собирался резко нырнуть в сторону.

Воин дроу, поддавшись на уловку, также ушел вправо, но Дриззт внезапно вновь вернулся на прежнюю траекторию движения, удерживая скимитары крест накрест, на уровне шеи.

Воин дроу не мог так быстро поднять свой меч и отразить молниеносную атаку, как и не мог он остановиться или уйти в сторону.

Остро отточенные клинки Дриззта сомкнулись на его шее.

Дриззт вздрогнул, извлек свои окровавленные клинки и метнулся к одеялу, искренне надеясь, что там его действительно ждал проход и что это был скат, а не отвесный колодец.





Название статьи Нарушенные Обещания