Вернутся на главную

Скукотища – полная либо пустая?


Скукотища – полная либо пустая? на нашем сайте

Статьи
Статьи для студентов
Статьи для учеников
Научные статьи
Образовательные статьи Статьи для учителей
Домашние задания
Домашние задания для школьников
Домашние задания с решениями Задания с решениями
Задания для студентов
Методички
Методические пособия
Методички для студентов
Методички для преподавателей
Новые учебные работы
Учебные работы
Доклады
Студенческие доклады
Научные доклады
Школьные доклады
Рефераты
Рефератывные работы
Школьные рефераты
Доклады учителей
Учебные документы
Разные образовательные материалы Разные научные материалы
Разные познавательные материалы
Шпаргалки
Шпаргалки для студентов
Шпаргалки для учеников
Другое

Один из моментов начальной практики випашьяны – это развитие того, что известно как знание не-эговости. Это означает, что осознанность, которая развивается через опыт випашьяны, приводит к не-существованию вас самих. И поскольку вы развиваете понимание не-существования вас самих, поэтому вы становитесь свободнее в отношениях с миром явлений – с погодой, атмосферой или окружением, о котором мы говорили.

Если нет отсутствия центра, невозможно развить опыт випашьяны. С практической точки зрения это означает, что випашьяна - это переживание чувства окружения, ощущение пространства во время практики медитации. Это называется осознанностью в противоположность внимательности. Внимательность очень детализирована, очень пряма, но осознанность – это что-то панорамное, открытое. Даже следуя техникам работы с дыханием, техникам внимательности, техникам дыхания, вы осознаете не только дыхание, но также, окружение, которое вы создали вокруг дыхания.

В том, что касается работы с тяжеловесными мыслями, эмоциями, нет способа преодолеть или уничтожить их, если вы не видите точку отсчета, которая связана с ними. Для начала, видение этого приобретает форму осознания атмосферы или окружения. Если вы уже заранее осознаете атмосферу, то существует вероятность, что у вас может быть менее напряженное отношение с вашими тяжелыми мыслями. Это один из основных моментов.

Как только вы осознаете атмосферу, то начинаете понимать, что мысли не являются большой проблемой. Мыслям можно позволить просто раствориться в атмосфере. Этот тип атмосферы, о котором идет речь, в любом случае, есть постоянно текущее переживание, происходящее в нашей жизни. Но иногда мы настолько впутаны в нашу маленькую игру, нашу маленькую манипуляцию, что мы упускаем целостность. Вот почему ученикам нужно начинать с шаматхи – так они могут увидеть детали происходящей игры. Затем, за пределами этого, после того, как они уже установили какую-то связь с этим, они начинают видеть лежащую в основе целостность.

Таким образом, випашьяна - это понимание всего целиком. Мы можете спросить: «Что такое - все целиком?» Ну, это ничего особенного. «Все целиком» - это вместилище всей деятельности, которая происходит. Это базовое вместилище, которое, в отношении к практикующему, обычно приходит в форме скуки. Практикующий ищет чего-то, чтобы заполнить промежуток, особенно при выполнении сидячей практики медитации випашьяны, в которой качество отсутствия событий становится очень скучным. Тогда скука может возбудить вас, а это является способом заполнить промежуток какой-то деятельностью.

Итак, в этом случае, задним планом является скука. Есть разные типы скуки, которые мы обычно чувствуем. Отсутствие безопасности, отсутствие увлеченности, нечего делать, ничего не происходит. В нашем случае, в випашьяне, скука, о которой мы говорим, есть чувство, что нечего делать и это необусловленная скука. Опыт осознания в випашьяне имеет качество всепроникающего густого крема. У него есть масса, и в то же время, он текуч, и в какой-то мере напряжен. Таким образом, по мере развития вашей осознанности, вы не становитесь рассеянным, совсем нет.

Когда мы говорим о том, что мы рассеяны, мы говорим о бесчувственности. Когда мы бесчувственны, то слепящий свет эмоций начинает раздражать нас. Мы не можем ни за что ухватиться мы готовы полностью удариться в панику. В то время как осознанность випашьяны, это, в каком-то смысле, что-то более ощутимое, чем эта бесчувственность. В ней есть что-то очень личное. Она обычно сопровождает любую деятельность, не только сидячую медитацию.

Например, сидя и слушая эту лекцию, вы развили или создали определенное отношение. Вы обращаете ваше внимание на говорящего, но, в то же время, вы знаете, что вы и говорящий не единственные люди, которые находится под этим навесом, таким образом, есть чувство, что вы сидите внутри этого пространства - на дне океана, так сказать. И осознанность приводит к тому, что вы устанавливаете связь с этим частным переживанием, которое ощутимо, реально, касается личного опыта.

Когда осознанность устанавливает связь с этим типом переживания, это называется прозрением. Иногда об этом говорят, используя понятия света и светимости. Но это не означает что-то сверкающее. Это описывает чувство ясности, которая существует в данном переживании. Как только вы чувствуете такое простое всепроникающее качество, то нет ничего кроме того (не себя), а это (ощущение себя) давно забыто.

Может быть, в начале это пыталось сопротивляться, бороться с тем, всепроникающим качеством. Но хотя это и боролось, в какой-то момент всепроникающее качество распространилось повсюду и начало развиваться ощущение удушья. И это тонкое удушье становится скукой. Это и есть тот момент, когда вы на самом деле добираетесь до всепроникающего качества переживания випашьяны.

Это было описание всего лишь начальной стадии випашьяны. И я хотел бы подчеркнуть еще раз, что мы не говорим о гипотетических возможностях. Вы можете реально пережить это в вашей жизни, в вашем бытии. Фактически возможности випашьяны уже выражены в нашем опыте, они происходят все время. Но мы не очень-то распознали их или, возможно, даже не увидели их.

Ученик: Есть переживания в медитации, когда имеет место определенная открытость. Но эта открытость, похоже, отличается от скуки. Похоже, как будто она разрывает скуку. Она более волнующа. Она похожа на противоположность скуки.

Трунгпа Ринпоче: На начальном уровне, когда вы впервые испытываете такие переживания, конечно, вы чувствуете себя взволнованно. Вы чувствуете, что вы заполучили что-то. Но как только такие переживания становятся частью вашей практики, вы изнашиваете их новизну очень быстро – особенно в этом случае – и все становится очень сильной скукой.

Когда вы в сауне, сначала вам это нравится, вам нравится сама мысль, практическая сторона того, что вы в сауне. Вам нравится чувство очищения и расслабления мышц и так далее. Но если вас там заперли, если кто-то нацепил замок на дверь вашей сауны, то вы начнете ощущать тяжесть этой ситуации. Вам станет скучно, и вы будете напуганы одновременно.

Ученик: Вы говорили об удушье, которое становится скукой и скука, затем, переходит в некоторую открытость. Для меня это звучит, как будто скука на самом деле является утробным ответом на страх потерять себя или потерять самоидентификацию. Правильно ли рассматривать ее так?

Трунгпа Ринпоче: Я тоже это вижу так, да. Скука – это атмосфера. Пока вы испытываете скуку, вы не осознаете это, а вы осознаете атмосферу, которая создает скуку. Здесь происходит очень интересный поворот, который обычно не происходит в обычной жизни.

У.: Вместо того, чтобы бояться, что чувство себя исчезнет прямо, мы разворачиваем это наружу, на ситуацию.

Т.Р.: Правильно, да. Здесь происходит переживание осознанности. Хорошо сказано, сэр.

Ученик: Когда ты медитируешь и вдруг ни с того ни с сего раздается какой-то звук в комнате, например, кто-то кашляет, иногда чувствуешь себя настолько уязвимым к этому, что чувствуешь как тебя коробит. Это очень что-то усиленное, очень физическое, электрическое. Можно ли считать это примером открытости?

Трунгпа Ринпоче: В этом есть нечто слегка подозрительное. Может быть, вы становитесь открытым и уязвимым. Но если у вас нет ощущения атмосферы, как будто заполненной массой, имеющей текстуру, тогда вы скорее отсутствуете, чем устанавливаете связь с шаматхой или випашьяной. Есть определенная необходимость в том, чтобы вы взаимодействовали с, так сказать, густой, влажной атмосферой.

Ученик: Как осознание массы и текстуры этой атмосферы, такое как должно быть, как вы только что сказали, отличается от осознания театральных декораций?

Трунгпа Ринпоче: Это, на самом деле, одно и то же. В театре вы видите не только сцену, но вы также создали вашу собственную определенную текстуру вокруг театрального холла, и всего такого. Сцена является более-менее фокусом внимания. Если бы не было этой атмосферы, вы возможно бы и не утруждали себя походом в театр. Вместо этого вы смотрели бы телевизор или кино. Есть разница между тем, чтобы смотреть кино и ходить в театр. Кино уже снято, и вы смотрите результат. Игра в театре происходит у вас на глазах. Возможно, у актеров есть роли, но все равно вы участвуете в представлении каким-то образом. Что-то может пойти не так. Кто-то может упасть со сцены и свернуть шею. Этого нельзя ожидать в кино. Все это является частью текстуры атмосферы.

Ученик: Тот тип скуки, который развивается в випашьяне, отличается от начальной скуки, которую испытываешь, когда только начинаешь сидеть?

Трунгпа Ринпоче: Ну, я думаю, это смесь этих двух типов. Есть разные виды скуки, конечно. Скука, которая развивается из-за раздражения, все еще имеет точку отсчета этого, в то время как скука от скуки, которая развивается в випашьяне, более всепроникающая, как если бы у вас был грипп.

У.: То есть это подразумевает большую готовность пройти весь путь со скукой?

Т.Р.: Ну, об этом и речь.

Ученик: Я думал, что скука, которая случается во время медитации, это проблема в установлении связи с пустотой, проблема с тем, что мы не в состоянии установить связь с пустотой, потому что пространство пусто. Но, похоже, вы хотите сказать теперь, что скука возникает, потому что вы устанавливаете связь с пространством, которое полно, полно какой-то атмосферой.

Трунгпа Ринпоче: Эти два случая, на самом деле сводятся к одному и тому же.

У.: Интересно как это? Есть чувство скуки, из-за того, что пространство полно, как будто ты заболел гриппом? В каком-то смысле, мне кажется, что твое окружение заполнено тобой.

Т.Р.: А это есть пустота.

У.: Как это?

Т.Р.: Понимаете, когда мы говорим о пустоте, мы не говорим об отсутствии.

У.: Является ли пустота ощущением бессмысленности или …

Т.Р.: Нет, даже не это. Мы говорим о пустоте, как имеющей массу или текстуру пустоты, что есть то же самое, как если бы мы сказали, что она заполнена.

У.: Хорошо, имеет ли это что-то общее с аспектом вместилища? Является ли то, что вы имеет в виду здесь под пустотой, чем-то, что содержит эту атмосферу?

Т.Р.: Это не только содержание, но содержание вместе с вместилищем, которое содержит.

У.: Вы имеете ввиду, что-то вроде краев, само вместилище, которое содержит то, что в нем находится?

Т.Р.: Да, которое становится тем же, что в нем находится. Например, если есть чашка воды, это иллюстрация пустоты. На самом деле, это неразрушимая пустота.

У.: Неразрушимая потому, что независимо от того, есть ли там вода, там есть пространство?

Т.Р.: Нет. Там уже есть вода, это нельзя изменить. В то время, как если она пуста, вы можете ее заполнить еще чем-то.

У.: Таким образом, восприятие того, что там вода было бы восприятием того, что есть пространство?

Т.Р.: Я так не думаю. Это понимание существования чашки, наполненной водой, а не какой-то из этих аспектов в отдельности. Если вы увлекаетесь этими аспектами, то у вас проблема. Граница между ними становится проблемой. Если вы воспринимаете то, что содержится внутри как ничто, то граница становится беспокоящей. Граница начинает вас преследовать.

У.: Таким образом, это чувство восприятия всего?

Т.Р.: Да. В этом и состоит випашьяна.

Ученик: Хотелось бы, чтобы вы конкретнее рассказали о границе, о которой вы говорили. О чем вы говорили? Это какое-то чувство границы горизонта твоего окружения? Или это твое самосознание?

Трунгпа Ринпоче: Это мысль, что ты можешь уйти от скуки. Ты чувствуешь, что есть эта вещь и ты можешь с ней работать.

У.: То есть это начальная стадия випашьяны и построение границы стало бы оплотом эго…

Т.Р.: Да.

У.: Попыткой все еще…

Т.Р.: Попыткой все еще убежать, да.

У.: Попыткой удержать это каким-то образом?

Т.Р.: Да, Это как думать, что если у тебя есть калька для медитации, ты можешь убежать от нее. Ты знаешь, что должно случиться с тобой, так что можешь настроить себя на это заранее, так что не придется проходить сквозь слишком много неприятных моментов.

Ученик: Не будет ли подобным трюком просто дать название своему опыту или вернуться к чему-то, что уже знаешь, например более шаматха-подобному подходу? Просто пытаться контролировать свой опыт?

Трунгпа Ринпоче: Да. Можно дать много примеров. Думать над трудностями жизни – вот другой пример. Существует бесконечное число способов убежать.

Ученик: Значит ли это, что дальнейшим развитием опыта випашьяны будет разбить чашку, разбивая границы?

Трунгпа Ринпоче: Не обязательно разбивать чашку. Она растворяется. Нет особой воинственности. Чашка становится водой.

Ученик: В этом случае, использование термина пустота выглядит очень обманчивым. Противоположность была бы даже лучше: полнота.

Трунгпа Ринпоче: Полнота означает безопасность для многих людей. Знаете, например, голод противопоставляется полноте[ix]. Так что пустота может быть наилучшим словом для выражения полноты.

Ученик: Вы говорили о неврозе, и вы упомянули невроз по отношению к само-существующему самоубийству. Мне интересно, не всё ли, не весь ли невроз, все человеческое существо, всегда возвращается к основному вопросу собственного существования.

Трунгпа Ринпоче: Очень похоже на то.

У.: Все, что я делаю, или думаю, служит попытке обнаружить ответ на этот вопрос.

Т.Р.: Да, определенно.

У.: А не запутает ли себя невроз эго до смерти?

Т.Р.: Он не умирает полностью. Он продлевает боль и порождает следующую боль. Это его ужасающий аспект. В действительности, остановить себя полностью, прямиком до полного нуля не очень-то легко. Каким-то образом даже после самоубийства вам все еще нужно убедиться, что вы мертвы. А затем приходит следующая попытка убедиться, что вы мертвы. Так что ваше самоубийство никогда не заканчивается. Это сложно сделать.

Глава пять





Название статьи Скука – полная или пустая?