Вернутся на главную

Соц-ая демографическая структура общ-ва и её специфичность в совр-ой Рф


Соц-ая демографическая структура общ-ва и её специфичность в совр-ой Рф на нашем сайте

Статьи
Статьи для студентов
Статьи для учеников
Научные статьи
Образовательные статьи Статьи для учителей
Домашние задания
Домашние задания для школьников
Домашние задания с решениями Задания с решениями
Задания для студентов
Методички
Методические пособия
Методички для студентов
Методички для преподавателей
Новые учебные работы
Учебные работы
Доклады
Студенческие доклады
Научные доклады
Школьные доклады
Рефераты
Рефератывные работы
Школьные рефераты
Доклады учителей
Учебные документы
Разные образовательные материалы Разные научные материалы
Разные познавательные материалы
Шпаргалки
Шпаргалки для студентов
Шпаргалки для учеников
Другое

Социальные процессы в обществе во многом определяются его половозрастной структурой, которая в свою очередь зависит от этих процессов, в частности от процессов воспроизводства населения. Различают традиционный и современный культурно-исторические типы воспроизводства населения. Для традиционных обществ характерны: всеобщая ранняя брачность, низкий уровень разводимости, высокий уровень рождаемости, высокий уровень детской смертности, небольшая средняя продолжительность жизни. Для современных обществ характерны: больший уровень безбрачия как мужчин так и женщин, больший разброс возрастов вступления в первый брак, высокий уровень разводимости, низкий уровень рождаемости, низкий уровень детской смертности, большая средняя продолжительность жизни. Переход от традиционного к современному типу воспроизводства населения (являющийся одним из аспектов процесса модернизации) называется демографической революцией. Один из важнейших показателей, характеризующих процесс воспроизводсва населения – суммарный коэффициент рождаемости, равный среднему количеству детей рождаемых одной женщиной в данном обществе. Простой режим воспроизводства, когда естественный прирост населения равен его естественной убыли, характеризуется суммарным коэффициентом рождаемости, равным 2,5-2,6. Традиционным обществам свойственен расширенный режим воспроизводства, когда суммарный коэффициент рождаемости превышает 2,6. Современным обществам свойственен суженный режим воспроизводства, когда суммарный коэффициент рождаемости ниже 2,5. Так, в 1990 г. этот коэффициент был равен 2,0 в США, 1,9 – в Японии, 1,8 – во Франции и Великобритании, 1,5 – в ФРГ, 1,4 – в Дании.

В отличие от Западных стран, где демографическая революция завершилась в XIX в. и затем рождаемость изменя­лась несущественно, в России именно в XX в. происходит постоянное падение рождаемости.

Особенно резко рождаемость падает в 1990-е гг.: в 1989 г. суммарный коэффициент рождаемости в России был равен, согласно разным источникам, от 1,9 до 2,5, в 1993 г. – от 1,4 до 1,5, а в 1999 г. упал до 1,17. В Европе более низкий показатель рождаемости в 1999 г. был только в Латвии (1,16), Чехии (1,13) и восточных землях Германии (1,11). Трем указанным режимам воспроизводства примерно соответствуют три типа возрастной структуры. Первый, к которому сегодня относятся большинство развивающихся стран, отличается высокой долей детей и небольшой долей пожилых людей в общей численности населения. Второй тип, к нему можно отнести страны Восточной Европы и Россию, отличается примерно одинаковыми долями разных возрастных групп. Третий тип, к которому относятся высокоразвитые индустриальные Западные страны, а также Япония, отличается небольшой долей детей и большой долей пожилых людей.

Начиная с 1991 г. в России общая смертность населения превышает рождаемость (на рис. 8. изображен график изменения смертности и рождаемости – так называемый «русский крест»), в результате чего падает численность населения России. Кроме того, около 1 млн. человек эмигрировало в 1990-е гг. в страны дальнего зарубежья. Эти потери были частично компенсированы миграцией в Россию из стран СНГ и Балтии. Уменьшение численности населения называется депопуляцией. В 1995 г. население России составило 147,9 млн., в 1997 г. – 147,1 млн., в 1999 г. – 146, 4 млн., в 2001 г. – 145,2 млн. человек.

Таким образом, если обычно переход с современному типу воспроизводства характеризуется одновременным снижением как рождаемости, так и смертности, в России 1990-х гг. смертность росла. Кроме того, демографический переход обычно сопровождается изменением преобладающих причин смертности. Смертность традиционного типа характеризуется преобладанием внешних причин (убийства, травмы, заражения и т. п.), а смертность современного типа – преобладанием внутренних факторов, связанных с естественным старением (сердечно-сосудистые заболевания, рак, болезни органов дыхания). Так вот, в России 1990-х годов происходил противоположный процесс: увеличилась сметность от внешних факторов, неестественных и насильственных причин, туберкулеза.

Иерархия причин смертности российского населения (особенно мужчин трудоспособного возраста) приняла вид, аналогичный структуре причин смертности западноевропейских безработных. Основные причины смертности населения в целом – это болезни системы кровообращения (53% всех смертей в 1993 г.); несчастные случаи, отравления и травмы (16%); новообразования (14%). В трудоспособном возрасте в основном умирают от несчастных случаев, отравлений и травм (41%); болезней системы кровообращения (28%); новообразований (14%). С социальной точки зрения эти причины смертности, в свою очередь, связаны со стрессами, неудовлетво­рительными условиями труда и жилищными условиями, плохим питанием и загрязнением окружающей среды. Грубо обобщив эти данные, можно сказать, что пожилые люди прежде всего умирают от болезней системы кровообращения, а молодежь – от несчастных случаев.

Продолжительность жизни тем выше, чем выше уровень образования, причем у мужчин влияние этого фактора более существенно, чем у женщин, и в сельской местности более существенно, чем в городах. Смертность мужчин в трудоспособном возрасте в 4 раза превышает смертность женщин. Поэтому, несмотря на то, что мальчиков рождается больше, чем девочек, доля пожилых женщин существенно превышает долю пожилых мужчин.

В 1994 г. в России на 1000 мужчин приходилось 1130 женщин. Раньше на кажого мужчину в России приходилось еще больше женщин (в 1959 г. на 1000 мужчин – 1242 женщины). Таким образом, одна из тенденций динамики половозрастной структуры в России заключается в том, что распределение по полам становится более симметричным. Кроме того, возрастает дефицит лиц младшего возраста и увеличивается доля лиц пожилого возраста.

Урбанизация в России имеет свои особенности. Историческое развитие городов Западной Европы было очень специфичным по сравнению с развитием городов в других частях мира. Развитие западноевропейских, а затем северо-американских городов создавало новый тип культуры, являющийся основой процесса модернизации. Согласно М. Веберу, западный город формировался как самостоятельная общность, независимая от традиционных сельских общностей, с собственными социально-культурными нормами, отличными от традициионных. В отличие от западного, восточный город состоит из отдельных сегментов, которые являются как бы продолжением сельских общностей, и воспроизводит традиционные типы культур. Большой американский город, согласно Э. Берджесу, делится на концентрические зоны: 1) центральный деловой район; 2) смешанная зона коммерческих предприятий и мест проживания этнических субкультур; 3) рабочий район, где жилые дома более добротны, чем в смешанной зоне; 4) жилая зона представителей «среднего класса»; 5) привилегированная зона представителей «высшего класса». В XX веке большинство крупных городов на Ближнем Востоке, в Африке, в Азии имеют сложную структуру, включающую: 1) собственно традиционный восточный город; 2) современное городское ядро западного типа; 3) преобладающий в количественном отношении пояс городских трущоб, где проживают бывшие сельские жители и отсутствует жесткий социальный контроль, характерный для традиционного города.

Большинство российских городов не принадлежат ни к одному из описанных типов. В отличие от западных городов, многие российские города выступали не как нечто, противостоящее селу, но как его продолжение. Многие города образовывались вследствие административного преобразования нескольких соседских или одного крупного сельского поселения. Сохранение сословий вплоть до 1917 г. способствовало тому, что многие горожане числились крестьянами и были связаны межличностными отношениями с сельским населением. Юридически органы городского самоуправления не смогли, как это было в Европе, стать реальной силой, противостоящей давлению центральных властей. В XVIII–XIX вв. наиболее активные мигранты шли из сельской местности не в города (как это было в процессе урбанизации на Западе), а в южнорусские степи, в Сибирь, в Среднюю Азию. Вследствие этого урбанизация в России была экстенсивной, протекающей за счет образования новых поселений, не за счет развития уже существующих. В конце XIX века темпы экстенсивной урбанизации замедлились вследствие недостатка техники, дорог, строительных мощностей. Низкая урбанизированность в России XIX века была одной из причин устойчивости сельской общины, которая к 1913 г. охватывала не менее половины сельского населения. С социально-культурной точки зрения русская сельская община – разновидность традиционного общества (хозяйство, близкое к натуральному, универсализм трудовых навыков, уравнительный характер распределения земли, внеэкономические формы обмена между членами общины, круговая порука, правовой нигилизм).

В советское время, начиная с конца 1920-х гг., темпы урбанизации в России становятся необычайно высоки, в результате чего города формируются не так, как это бывает во время медленной урбанизации. Медленная урбанизация предполагает, что сельские жители переселяются в малые города, жители мелких городов – в более крупные, в результате чего происходит их постепенная адаптация к городской жизни. В советское время крупнейшие города пополнялись (или формировались) за счет мощных потоков бывших сельских жителей, в результате чего старая городская культура разрушалась (или не успевала возникнуть). С другой стороны, традиционная сельская культура была сильно подорвана процессом насильственной коллективизации и во время массовой миграции в города не воспроизводилась в городских условиях (как это было в традиционных «восточных» городах). Кроме того, советские административные центры, как правило, формировались в старой части города, поэтому разделения на старую «восточную» и новую «западную», как в городах Азии и Африки, не происходило. На рубеже 1960-1970 гг. с целью приостановки миграции из села в город была проведена государственная кампания по укрупнению сельских населенных пунктов. Население малых деревень было переселено в крупные села. Однако эта кампания вызвала эффект, противоположный ожидаемому, т. к. в ее результате отток населения из села в город не ослаб, а усилился. В конечном итоге в большинстве российских городов сформировалась весьма своеобразная субкультура, отличающаяся как от традиционной сельской, так и от городской культуры западного типа.

Степень урбанизации, превышающая 50%, выделена жирным шрифтом. Это данные, полученные в результате переписи 1989 г. Помимо перечисленных в таблице основных народов в России проживает относительно небольшое количество представителей народов дальнего зарубежья (болгары, греки, венгры и т. д.) и народов, нигде в мире не имеющих государственности (цыгане, ассирийцы, уйгуры, курды и др.). В 1990-е годы этнический состав российского общества незначительно изменился за счет иммиграции из стран ближнего зарубежья, эмиграции, ассимиляции и естественной убыли населения. Сократился удельный вес украинцев, белорусов, евреев, увеличилась доля армян, аварцев, осетин, якутов, лезгинов.

Этнический состав российского общества в 1989 г.

В большей части республик, входящих в РФ, титульный народ, давший имя республике, составляет меньшинство населения (в целом по республикам 32%, по автономным округам – 10,5%). Исключение представляют Чувашия, Тува, Коми, Чечня, Северная Осетия, где титульное население превышает 50%. Интересным показателем является индекс участия в управлении в своей республике, расчитываемый путем деления доли лиц титульной национальности в числе руководителей на долю этой национальности в населении республики. В 1989 г. этот показатель был довольно низким у марийцев (0,61), тувинцев (0,62), коми (0,79) и существенно превышал единицу у бурятов (1,53), татар (1,32), мордвы (1,17), якутов (1,14), башкир (1,11). У других народов индекс участия в управлении был близок к 1.

В 1990-е гг. доля управленцев среди титульных национальностей существенно возросла, что связано с ростом национального самосознания и изменением политической ситуации. В советское время существовала тенденция, согласно которой все большая часть представителей того или иного этноса считала родным языком русский. Так, с 1959 г. к 1979 г. число татар, называющих родным русский язык, возросло с 7,9% до 14,1%, чувашей – с 9,2% до 19,3%, коми – с 11,3% до 23,5%, евреев – с 78,5% до 85,8%.

В 1990-е годы эта ситуация была воспринята национальными интеллигенциями как кризисная, а кроме того национализм стал одним из способов борьбы за власть. В новой ситуации язык выступал уже не просто как один из национальных идентификаторов, но как национальный символ. В большинстве республик были приняты декларации о государственном суверенитете, в соответствии с которыми языки титульных национальностей получали статус государственных наряду с русским языком (в Чеченской и Тувинской республиках статус государственного получил только язык титульной национальности, что вошло в противоречие с принятым в 1991 г. федеральным Законом о языках народов РСФСР). Теперь требование обязательного двуязычия предъявляется ко всем, кто работает в сфере государственного управления, торговли, медицинской помощи, транспорта, бытового обслуживания. Срок введения этих требований в республиках определен в пределах 5-10 лет, практически эти нормы пока реализуются слабо. И тем не менее, если в советское время лица титульных национальностей, знавшие русский язык, получали преимущества в карьере, то теперь русские, желающие сделать карьеру в республике, получают преимущество, если знают язык титульной национальности.





Название статьи Соц-ая демографическая структура общ-ва и её специфика в совр-ой России