Вернутся на главную

Модели коммуникаций


Модели коммуникаций на нашем сайте

Статьи
Статьи для студентов
Статьи для учеников
Научные статьи
Образовательные статьи Статьи для учителей
Домашние задания
Домашние задания для школьников
Домашние задания с решениями Задания с решениями
Задания для студентов
Методички
Методические пособия
Методички для студентов
Методички для преподавателей
Новые учебные работы
Учебные работы
Доклады
Студенческие доклады
Научные доклады
Школьные доклады
Рефераты
Рефератывные работы
Школьные рефераты
Доклады учителей
Учебные документы
Разные образовательные материалы Разные научные материалы
Разные познавательные материалы
Шпаргалки
Шпаргалки для студентов
Шпаргалки для учеников
Другое

Любая модель как путь познания – это попытка отразить явления реального мира в понятиях абстрактной теории. Модель должна отражать определенные стороны оригинала, поэтому построение моделей подчинено задаче наиболее точного отображения его свойств.

Модели в коммуникативистике используются: «во-первых, как исследовательский прием, как концептуальное средство, основной целью которого является объяснение коммуникативных процессов; во-вторых, как схематизированное, упрощенное отражение реального коммуникационного процесса, необходимое как инструмент, ориентированный в первую очередь на управление моделируемым процессом. В последнем случае модель выступает в качестве алгоритма, в рамках которого данный процесс и осуществляется» [90].

Моделирование социальных систем предполагает определенное абстрагирование, идеализацию и применение их в комплексе с другими общенаучными и специальными методами. Моделирование коммуникационных систем также подчинено определению или улучшению характеристик интересующего исследователя объекта. Конструирование и изучение моделей реально существующих явлений осуществляется на предметной, знаковой, структурной, поведенческой основе. Предметные модели предполагают воспроизведение определенных функциональных характеристик объекта. В частности, в аналоговых моделях оригинал описывается определенными соотношениями. В знаковых моделях, построенных на основе естественного или искусственного языка, главным является преобразование знаковых конструкций и их понимание. Моделированию подвергается либо структура объекта, либо его поведение.

Лавинообразное развитие информационно-коммуникативных систем различного уровня (от локального до глобального) требует применения методов модельного представления и исследования систем коммуникации и коммуникационных процессов. Различные подходы к рассмотрению коммуникации ложатся в основу достаточно сильно отличающихся друг от друга моделей.

Исследователи структурируют модели коммуникации по различным основаниям (социологические, психологические, семиотические). Г. Почепцов выделяет марксистские, литературные, театральные, герменевтические, фольклорные, культурологические, прагматические, нарративные, текстовые, философские, игровые, антропологические, вещественные, деконструктивистские, постструктуралистские, математические, кибернетические, разведывательные, конфликтологические и другие коммуникации [95]. Очевидно, что все отмеченные модели коммуникации, кроме как по отмеченным основаниям, можно структурировать по функциям, содержанию, форме, целям и задачам.

В теоретических исследованиях коммуникации рассматриваются либо как действие (односторонний процесс передачи сигналов без осуществления обратной связи), либо как взаимодействие (двусторонний процесс обмена информацией), либо как коммуникационный процесс, в котором коммуниканты поочередно и непрерывно выступают в роли источника и получателя информации. Эти представления служат основными критериями классификации моделей коммуникации. Другим основанием классификации, на основе которого строятся простейшие модели, являются четыре основных компонента коммуникации (источник, сообщение, канал, получатель) [101]. Еще одним основанием выступает вид модели коммуникации: линейный, нелинейный и объемный.

Простейшая линейная модель коммуникации предложена Аристотелем, который в качестве основных элементов коммуникации рассматривал логическую линейную цепь «оратор – речь – аудитория».

Однако исходные предпосылки моделей линейного типа заложены в работах основоположника современной математической теории связи К. Шеннона и его коллеги У. Уивера, инженера фирмы «Bell Telephone», построенной по тому же принципу. Линейная модель создана на основе изучения эффективности распространения радиоволн и сигналов в телефонном кабеле и включала источник информации, передатчик, сигнал, канал, приемник, цель сообщения, источник помех. Модель Шеннона-Уивера [167] была применена к социальным коммуникациям, схема которых отражалась в следующем виде (рис. 6.1).

В модели обязательно наличие пяти компонентов коммуникации:

• источника информации;

• передатчика (кодировщика);

• информационного канала (средства доставки);

• приемника (декодера);

• потребителя (адресата).

По концепции Шеннона, схема коммуникативного акта включает формирование сообщения с последующей его кодировкой (например, в виде электронного импульса или звуковой волны), передачу посредством канала на приемник, где информация декодируется и воспринимается. Сама коммуникация изображается каклинейный и однонаправленный процесс, включающий пять функциональных и один дисфункциональный (шум) фактор. В простейшей модели коммуникации в виде действия источник коммуникации посылает сигнал, который принимает адресат. Обратная связь в таком виде коммуникации отсутствует.

Разработка модели коммуникации обусловлена практическими проблемами, разделенными на три группы. Во-первых, это техническая проблема точности передачи символов коммуникации. Во-вторых, это проблема семантики, т.е. того, в какой степени переданные символы доносят смысл сообщения. В-третьих, это проблема эффективности, т.е. каким образом сообщение повлияло на поведение индивида, его принимающего [80]. Выделены три уровня анализа процесса коммуникации: технический, семантический, эффективность коммуникации. На техническом уровне рассматривается влияние процесса кодирования, устранения помех и других процессов на улучшение процесса коммуникации. Семантический уровень предполагает рассмотрение интерпретации сообщения получателем (приемником). Эффективность коммуникации характеризуется успешностью воздействия полученного сообщения на поведение получателя сообщения.

Модель Шеннона по праву считается первой по настоящему целостной и законченной, разделившей участников коммуникативного акта на основе выделения источника информации и ее адресата и достаточно быстро принявший обобщенный характер. Тем не менее модель страдает существенными недостатками, среди которых обычно отмечается отсутствие обратной связи. В целом под обратной связью понимают различные процессы, посредством которых коммуникатор получает информацию о том, в какой мере и с каким качеством адресат получил сообщение.

Обратная связь привнесена в схему Шеннона немецким исследователем М. Дефлером в качестве существенного элемента коммуникации, отвечающая за управляемость процесса (рис. 6.2).

Рис. 6.2. Модифицированная модель Шеннона

Таким образом, приобретя элемент обратной связи, схема стремится к реверсии, при которой участники информационного обмена в ходе коммуникации могли бы меняться ролями, что абсолютно справедливо для любой сугубо утилитарной коммуникативной системы.

В составе моделей линейного типа одной из известных является «парадигма Лассуэлла» или «пентада Лассуэлла» (разработана американским политологом Г. Лассуэллом), ставшая классической схемой коммуникации. «Адекватным способом описания акта коммуникации является ответ на следующие вопросы: кто; что говорит; по какому каналу; кому; с каким эффектом?» [164]. Приведенное высказывание стало широко известно как формула Лассуэлла, используемая для структурирования процесса коммуникации в качестве предмета анализа. Сформулированные вопросы в виде пяти элементов коммуникации четко определяют ситуацию информационного обмена (рис. 6.3).

В данной графической последовательности коммуникация представлена как процесс убеждения в виде модели «трансмиссионного» типа, когда задача отправителя сообщения состоит в воздействии на принимающую сторону и создании определенного эффекта. Внесенные дополнения в пентаду делают схему более громоздкой, но (по мнению Лассуэлла) важно знать, с каким намерением, в какой ситуации, какими средствами и с какой стратегией осуществляется коммуникация для получения целостной картины. В результате девять вопросов Лассуэлла определяют коммуникацию как полноценный акт с весьма определенной значимостью и эффективностью и тем самым сводят в лаконичную схему разнородные теоретические воззрения относительно социальной коммуникации.

Коммуникационная модель профессора У. Шрамма относится к линейному типу, но при этом принимает вид «циркуляционной» схемы. В ней на первый план выходят проблемы значения и понимания, диалогичности, социокультурного контекста, в котором коммуникация осуществляется. Таким образом, основной задачей анализа коммуникации является объяснение значений, воплощенных в символических формах, и поиск «смыслов», рождающихся в процессе коммуникации, равно как и интерпретационных схем, используемых участниками информационного обмена. Коммуникацию Шрамм определил как акт установления контакта между отправителем и получателем с помощью сообщения [175]. Предполагается, что отправитель и получатель имеют общий смысл, позволяющий кодировать и отсылать сообщение, которое адресат в состоянии принять и расшифровать. Влияние социальной ситуации на коммуникацию схематично представлено на рис. 6.4.

Рис. 6.4. Первоначальная схема коммуникации У. Шрамма

Американские теоретики У. Шрамм и Ч. Осгуд предположили, что обе стороны коммуникации находятся в равных условиях и осуществляют равноценный информационный обмен, не имеющий отчетливого завершения. При данном взгляде на проблему принципиальное значение имеет та знаковая система, на основе которой происходит кодировка-декодировка сообщения, вводится фактор понимания и интерпретации, отношения сторон коммуникативного акта, следовательно, закладывается как принцип их тождества для источника и потребителя информации.

В одной из последующих моделей Шрамм вводит интерпретатора и обратную связь, делая модель саморегулирующейся. Включение канала обратной связи между коммутатором и реципиентом дает возможность последнему передать обратное сообщение о принятом сигнале. При необходимости получатель информации может по своей инициативе передать сообщение, превращаясь на этот момент из субъекта в активный объект коммуникации. В такой ситуации действие превращается во взаимодействие, а такая линейная коммуникация рассматривается как взаимодействие. В моделях этого типа изучаются проблемы кодирования и декодирования, вне которых невозможна коммуникация как одна из форм социального взаимодействия (рис. 6.5).

В техническом плане под кодированием обычно понимается перевод сообщений на язык (или в коды), необходимый для процесса передачи. Декодирование предполагает обратный перевод восстановления смысла сообщения после его приема. «Человеческая» составляющая кодирования и декодирования отражает интерактивную природу коммуникации. Участвуя в акте коммуникации, каждый из нас создает сообщение, кодирует его (переводит в форму, возможную для передачи) и соответственно декодирует ответ. Важное условие успешной коммуникации – пересечение пространства социального опыта взаимодействующих. Простота и очевидность позволяют использовать рассмотренную схему как базовую модель индивидуального коммуникативного акта, определяя при помощи нее любой обмен информацией. Обратная связь как немедленная реакция на полученное сообщение – существенный элемент кибернетической индивидуально-коммуникационной системы. Рационально-чувственная и эмоционально-образная составляющие коммуникации как при создании, так и при восприятии сообщения предусматривают обязательную ролевую реверсию коммуникатора и коммуниканта.

Следующий шаг в развитии теории сделал Ч. Осгуд, введя в коммуникативную цепочку такие элементы, как понимание и интерпретация, реализовав распространенный когнитивный подход к описанию коммуникативного акта (рис. 6.6).

Рис. 6.6. Модифицированная циркуляционная модель

Это дополнение существенно изменило картину информационного обмена, так как важно наличие не просто информации в количественном смысле, но и определенного контента, содержания, доступного для восприятия и могущего быть интерпретированным, устанавливая личностную значимость обеих сторон общения.

Коммуникационная модель Д. Стейнбока, типичная в общем ряду однонаправленных линейных моделей, отличается привнесением в схему осуществления информационного обмена понятия контекста. Контекст определяет подсознательное восприятие получателя сообщения, которое не может быть подчинено рационалистическому правлению. Согласно Стейнбоку, коммуникативный акт имеет следующую структуру (рис. 6.7): отправитель в контексте обстоятельств коммуникации кодирует и передает сообщение посредством информационного канала как аудиовизуальный или текстовый поток (экспрессия); адресат, воспринимая его, декодирует, подвергает интерпретации, сопоставляя с кодерокопией (надсознательным образом кода). Наличие контекста и опыта восприятия превалирует над сознательным пониманием и осуществляется первично до стадии рационального осмысления.

Таким образом, теория постепенно приходит к тезису нелинейности процесса восприятия информации, который замыкается на индивидуальные характеристики личности. Личность и как участник коммуникации, и как объект воздействия играет в этом процессе ключевую роль. Поэтому понимание путей и механизмов воздействия информации основывается на реакции на полученное сообщение.

«Генеральная модель Гербнера» получила самое широкое распространение для объяснения различных типов коммуникации как в отношении кибернетических систем, межличностного обмена, так и в области массово-информационных процессов. Универсальность модели профессора Дж. Гербнера состоит в принципиальной значимости содержания сообщения и вариативности восприятия. В модели выделено четыре компонента: события, получатели, сообщения, сигналы. В качестве прямых и обратных связей действуют такие формы, как доступ к каналам коммуникации, отбор содержания сообщения, контроль (рис. 6.8). Эта модель удачно отражает начальный этап генерации и изменения в ходе процесса коммуникации сообщения. «Кто-то воспринимает сообщение, определенным образом реагирует на него в данных условиях, облекает полученный материал в некую форму, отражающую содержание в данном контексте, и передает новое сообщение с определенным результатом» [169].

В концепции Гербнера в единстве коммуникативного акта представлены личности коммуникатора и реципиента, условия создания и восприятия сообщения, сложная иерархия факторов, влияющих непосредственно на восприятие и понимание передаваемого содержания сообщения. Введение контекстного понимания коммуникации позволяет учитывать влияние множества непрогнозируемых на уровне кодировки сообщения факторов, включенных в понятие «контекст». Их разнообразие велико, включая наиболее значимые: особенности личности, тип темперамента, ситуационные переменные, условия восприятия, индивидуальные предпочтения, эмоциональный опыт, случайные обстоятельства, влияющие на результат коммуникации.

Рис. 6.8. Генеральная модель Дж. Гербнера

Вместе с тем модель, несмотря на универсальность, не дает заметить четкого понимания ролей коммуникатора и коммуниканта, автора и потребителя сообщения с их индивидуально-психологическими характеристиками, информационным и эмоциональным опытом и т.д.

В кибернетической линейной модели коммуникационного процесса Н. Винера управленческая информация, возвращаясь к источнику, стремится противодействовать отклонению управляемой величины от управляющей. Винер рассматривает стабилизирующиеся системы не только на техническом, но и общественном уровне. Общественная система также функционирует оптимально, если по каналу обратной связи на ее вход возвращается достоверная информация, способная вызвать противодействие нежелательным отклонениям. В большей мере подвержены преднамеренному искажению коммуникантами более низкого уровня по разным причинам сообщения, проходящие по каналу обратной связи. В результате вышестоящие руководители не имеют реального представления о воздействии на подчиненные структуры исходной управленческой информации, причем часть информации, полученной по каналу обратной связи, умышленно подавляется или сознательно неверно интерпретируется.

Ю. Воронцовым предложена линейная модель коммуникационного процесса, состоящая из пятнадцати основных компонентов, включая различные фильтры и поля [125]:

1. Источник коммуникации.

2. Коммуникатор.

3. Сообщение.

4. Коммуникационный канал.

5. Коммуникант.

6. Экстралингвистический параметр сообщения.

7. Источник механических помех.

8. Источник семантических помех.

9. Классовые и социальные фильтры.

10. Личностно-индивидуальные фильтры.

11. Семантические поля.

12. Поля коммуникационной обстановки.

13. Потери информации.

14. Обратная связь «коммуникант – коммуникатор».

15. Обратная связь «коммуникант – источник информации».

В данной схеме значительное внимание уделено как содержанию самого сообщения (кто сообщает, каким языком, в какой ситуации), так и различным помехам восприятия информации при коммуникации. Барьеры коммуникации:

• дискомфорт физической среды, в условиях которой принимается сообщение;

• инерция включенности восприятия, отвлечения;

• антипатия к сообщению, стереотипизация сознания, амбициозность коммуниканта;

• языковой барьер на уровне понятийного мышления;

• профессиональное неприятие в случае некомпетентного вторжения коммуникатора в профессиональную сферу коммуниканта;

• неприятие имиджа коммуникатора.

Упрощения, используемые в линейных моделях коммуникации, облегчают понимание последовательности событий. Вместе с тем в реальности коммуникация – это сложное, многоуровневое взаимодействие, которое не всегда построено в виде последовательности или цепочки действий субъектов, обменивающихся информацией. Кроме того, не всегда информация создается в одном месте, а потом, через какое-то время принимается в другом месте получателем, как это происходит при обмене сообщениями с помощью технических средств. Соответственно линейные модели в большинстве случаев не отражают реальное состояние системы. На практике протекают более сложные процессы, вовлекающие в свою структуру не только людей, но и их мысли, чувства, отношения, социальный опыт, эмоционально-психическое состояние и многое другое, т.е. между коммуникантами располагается актуальная социальная ситуация.

Среди нелинейных моделей коммуникации наибольшее распространение получила модель Т. Ньюкомба. Модель имеет вид равностороннего треугольника, вершины которого составляют коммуникант, коммуникатор и социальная ситуация (рис. 6.9). Взаимодействие коммуниканта с коммуникатором осуществляется как с учетом социальной ситуации, так и без учета таковой. Если коммуниканты сориентированы друг к другу положительно, они будут стремиться к совпадению своих отношений к рассматриваемой ситуации. При негативном отношении друг к другу отношение коммуникантов к рассматриваемой ситуации не будет совпадать.

В нелинейной модели Уэстли–МакЛина, учитывающей различия отдельных ролей, четвертая вершина геометрической фигуры отражает редакторскую функцию коммуникации. Учеными выделено особое значение обратной связи и обмена информацией с внешней общественной средой как дополнительной функции, что делает модель циркулярной.

В моделях коммуникации циркулярного типа, в отличие от линейного типа, человек одновременно и постоянно выступает и как источник, и как получатель информации. В результате такого способа построения линейная модель трансформируется в непрерывный процесс коммуникации. Впервые в научной среде циркулярная модель коммуникации представлена немецким исследователем Г. Малецке. Помимо традиционных элементов коммуникации – коммуникатор, сообщение, получатель – им выделен новый элемент – медиум, под которым понимаются одновременно каналы коммуникации и информационный носитель. Кроме того, он вводит понятие «имиджа коммуникатора» и «имиджа получателя». Область обратных связей рассматривается с учетом давления на коммуникатора содержания сообщения и медиума, на получателя – медиума. С точки зрения получателя, он выделяет четыре уровня анализа: структурный, социального окружения, принадлежности к аудитории и самоимиджа.

Другая циркулярная модель, представляющая собой двухуровневую систему окружностей, предложена Э. Андерс, Лорином Стаатсом и Робертом Бостромом. На первом уровне (круге) создаются стимулы для обмена в режиме «сообщение-ответ» между отправителем и получателем во втором уровне системы. Вместе с тем ученые обратились к разрешению проблемы, когда на практике передача информации от коммуникатора к реципиенту осуществляется не сразу ко всем потребителям информации. Раньше, чем масса людей, принимают и осмысливают информацию лидеры в силу обладания рядом качеств. На следующей ступени уже лидеры начинают активно распространять полученную информацию среди общественности. В результате на первой ступени осуществляется передача информации, а на второй – передача влияния.

Дж. Клеппером, американским теоретиком коммуникации, привнесены недостающие звенья в исследование особенностей восприятия. Предположив, что процесс коммуникации носит ступенчатый характер и происходит через группу условий, названных факторами-посредниками, он выделил:

• предрасположенность человека к определенной информации (идее, ценностям, знаниям);

• межличностный характер распространения содержания сообщения (точнее, интерпретация сообщения разными людьми в процессе общения);

• принадлежность человека к определенной социальной группе со специфическими нравственными и социальными установками;

• влияние «лидера мнений» (например, учителя, политического лидера), активно действующего на распространение и оценку полученной информации.

Реципиент рассматривается как часть социальной группы, что позволяет соотнести индивидуальные реакции каждого индивидуума в отдельности с поведением обобщенной аудитории. Величина аудиторной группы может быть сколь угодно велика, поскольку разнообразие посредников позволяет им влиять практически на каждого члена социальной группы за счет естественного статистического усреднения их индивидуальных особенностей, оказывая однородное по результату влияние на разнородные сознания отдельных личностей. По мнению Клеппера, восприятие информации идет по пути безусловной адаптации сведений, совпадающих с установками индивидуума, и первичного отторжения сведений, противоречащих им.

С этих позиций обоснована двухступенчатая (многоступенчатая) модель коммуникации, впервые сформулированная П. Лазарсфель-дом. Сообщение, посланное аудитории, достигает вначале наиболее авторитетного члена группы, и при усвоении содержания полученной информации люди склонны прислушиваться к тем, кто для их окружения является наиболее влиятельным и компетентным. Причем наибольшее влияние на принятие решения оказывают лидеры. Они, в свою очередь, также имеют собственных «лидеров мнений» и обращаются к ним за нужной информацией. «Лидеры мнений» становятся связующим звеном между различными средствами коммуникации и аудиторией. Сущность данной модели сводится к необходимости использования уже имеющихся социальных и коммуникативных сетей, что более рационально, чем создание новых. Сообщения в системе коммуникаций зависимы от самой аудитории, т.е. аудитории дается информация, нужная и понятная ей. В противном случае она не будет включена в систему коммуникаций. Проявляя свою гомогенность, аудитория вступает во взаимодействие с исходной информацией в двух плоскостях: со всей массой людей и с каждым в отдельности. Однородность людей как членов массы реализуется через поведение людей, но в то же время люди входят в состав различных слоев, страт, групп, институтов общества, т.е. составляют неоднородное по структуре сообщество [130].

Среди моделей коммуникации существует объемный тип, к числу которых относится мозаичная модель Л. Бейкера, состоящая из маленьких кубиков, соприкасающихся четырьмя гранями, которые соответствуют источнику, получателю, посланию и каналу коммуникации. Другую модель объемного типа представляет спиральная модель Ф. Дэниса, в которой коммуникационный цикл не замыкается; коммуникация продвигается вперед, повторяя пройденные этапы развития на новом уровне.

Еще одной разновидностью объемных моделей является известная диффузная модель Э. Роджерса. Диффузия определена им как процесс коммуникации инновации через определенные каналы за конкретный промежуток времени к членам социальной системы. Анализируя распространение новых идей, товаров, автор пришел к заключению, что нет необходимости воздействовать сразу на всех. Важно убедить критические 5%. Когда пропагандируемая идея овладевает умами одной пятой части населения, дальше она «растекается» сама по всем уровням объемной социальной структуры и ее уже невозможно остановить. Любая новая идея проходит через шесть этапов: внимание, интерес, оценку, проверку, принятие, подтверждение. Э. Роджерс разделил реципиентов по степени восприимчивости инноваций на пять типов:

• инноваторы;

• ранние принимающие;

• раннее большинство;

• позднее большинство;

• поздние принимающие.

Инноваторы, способные сразу «схватывать» новые идеи, составляют 2,5%. Большинство мнений лидеров формируются из числа ранних принимающих, составляющих 13,5% населения. С этой категорией людей советуются при принятии каких-либо решений. Раннее большинство, включающее в себя 34% населения, принимает новые идеи чуть раньше, чем их примет среднестатистический гражданин. Только после того как среднестатистический гражданин признает новую идею, 34% скептиков, составляющих позднее большинство, примут ее. И наконец, 16% населения (поздние принимающие) подозрительно относятся к новым идеям. Эта типизация реципиентов по восприятию расширила исследовательский пласт механизмов коммуникации и нашла применение в рекламных и информационных кампаниях.

Рассматриваемые нами концепции и модели позволяют определить сферу поиска обобщений и дают ключевые точки, на основе которых можно прийти к определенным формулировкам и выводам относительно современных процессов, затрагивающих социальную коммуникацию. Особенно важно понимание того, что же в действительности происходит с современными коммуникативными средствами и каково в целом воздействие коммуникации на общество. Эта задача требует рассматривать не один какой-то аспект изолированно, а весь комплекс проблем в совокупности. Объективные законы развития систем явственно свидетельствуют о том, что лавинообразное нарастание темпов прироста качественных характеристик системы приводит к перерождению ее в новое состояние, иерархически более высокое.





Название статьи Модели коммуникаций