Вернутся на главную

Эволюция форм индикативного планирования


Эволюция форм индикативного планирования на нашем сайте

Статьи
Статьи для студентов
Статьи для учеников
Научные статьи
Образовательные статьи Статьи для учителей
Домашние задания
Домашние задания для школьников
Домашние задания с решениями Задания с решениями
Задания для студентов
Методички
Методические пособия
Методички для студентов
Методички для преподавателей
Новые учебные работы
Учебные работы
Доклады
Студенческие доклады
Научные доклады
Школьные доклады
Рефераты
Рефератывные работы
Школьные рефераты
Доклады учителей
Учебные документы
Разные образовательные материалы Разные научные материалы
Разные познавательные материалы
Шпаргалки
Шпаргалки для студентов
Шпаргалки для учеников
Другое

В своем развитии в послевоенный период индикативное планирование про­шло через разные (формы, в общем и целом соответствующие различным этапам государственного регулирования смешанной экономики. Исторически первой формой ИП стала конъюнктурная, связанная с усилением влияния бюджета на темпы и пропорции экономического роста по мере увеличения государственных расходов в ВВП. В условиях структурной перестройки экономик и их ускоренно­го развития становилась все более настоятельной необходимость согласования бюджетов с показателями народнохозяйственных прогнозов, на которых основывались оценки налоговых поступлений. Это привело к разработке средне-, а в конечном счете и долгосрочных прогнозов, какими стали, например, «Десятилет­ний план удвоения национального дохода» (1961—1970) в Японии, «Выбор путей экономического роста» (1976—1985) в Канаде, Прогноз Министерства труда на 1986—1995 гг. в США. По мере совершенствования и усложнения прогнозной деятельности она стала отделяться от бюджетирования и методически, и организационно: если на первом этапе национальные экономические планы (прогнозы составлялись в министерствах финансов, то с начала 60-х годов создаются специальные плановые органы (Генеральный комиссариат по планированию во Франции Экономический совет в Канаде, Экономический консультативный совет в Японии, Центральное плановое бюро в Нидерландах, и т.д.). В ЕЭС планирование быстро вышло на наднациональный уровень, органы Союза начали составлял кратко- и среднесрочные программы хозяйственного развития региона, на основе которых готовились рекомендации для национальных экономик. Еще в 1962 г. появились «Перспективы экономического развития ЕЭС на 1960—1970 гг.», затем были разработаны программы среднесрочной экономической полг-пики на 1971— 1975 и 1976—1980 гг.

Подключение к выполнению индикативных планов частных предприятий и территориальных властей с использованием налоговых льгот, льготных кредитов и иных мер господдержки в рамках селективной структурной политики породило соответственно структурную форму ИП. Значительных успехов в ее использова­нии добилась Япония: первый план комплексного развития территории страны (на 1960—1970 тт.) появился уже в 1962 г. В нем, как и в принятом в 1969 г. вто­ром таком плане (на 1969—1985 гг.), была заложена концепция создания «полю­сов роста» в районах удаленных от главных промышленных агломераций. В ос­нову третьего плана кладется концепция «интегрированного» расселения, а в 1987 г. утверждается «Программа трансформации экономической структуры Японии в целях достижения международной гармонии», или «Доклад Маэкавы»[11]. Таким образом, целенаправленные структурные изменения, включая территориальную реаллокацию производства, оставались главным приоритетом государственной экономической политики четверть века. Впрочем, и после состоявшейся в начале 80-х годов либерализации финансовой системы Япония не отказалась от прове­дения активной и долгосрочной структурной политики. Так, и в поныне дейст­вующем «Четвертом комплексном плане национального развития», утвержденном японским кабинетом министров 30 июня 1987 г. и рассчитанном на весь остав­шийся до конца текущего столетия период, как и в отмеченных в трех предыду­щих планах, в общих чертах сформулированы основные цели развития страны во всех областях жизни. Главная из них состоит в том чтобы «исходя из сущест­вующих проблем планового развития государственной территории и необходимо­сти обеспечения ее безопасности добиться многополярности использования ее специфических возможностей, а также путем ликвидации чрезмерной концентра­ции населения, экономики и административных функций государства в основных районах страны достичь многополярности развития ее территории во имя углуб­ления связей между отдельными районами и взаимопонимания в международном масштабе». Аналогичного рода эволюция к структурной форме ИП четко просле­живается во Франции: специалисты подчеркивают, что с начала 70-х годов «индикативный план рассматривается как план государства производящего общест­венные блага и метод координации действий зависящих от государственной по­литики доходов и расходов отраслевых и региональных подсистем экономики. Другими словами, обязательные и прогнозные аспекты плана более четко разделены»[12].

По мере развития смешанной экономики и глобализации рынков (прежде всего в общеевропейских масштабах) индикативное планирование трансформируется в стратегическую свою форму. Во Франции идея стратегического планирования, суть которой - в выборе главных приоритетов развития национальной экономики, ведущую роль в реализации коих призвана брать на себя государство, впервые получило воплощение в десятом индикативном плане (1989-1992): были установлены шесть главных напрвления развития (укрепление национальной валюты и обеспечение занятости, образования, научные исследования, социальная защита населения, обустройство территории, обновление государственных служб), каждая из которых получила статус целевой государственной программы, обеспеченной системой различного рода финансовых преференций. Аналогично трактуются функции стратегического планирования американскими властями: как «поиск новых решений для достижения успешной конкуренции, развития всестороннего сотрудничества, максимального содействия продуктивности экономической политики, основанной на полном доверии и финансовой поддержке штатных и местных властей»[13].

В целом, приходится констатировать распространение в 80х – 90х годах весьма сдержанных настроений по отношению к использованию госпартеналистских инструментов индикативного планирования. Это стало реакцией на ряд об­стоятельств, в том числе на падение эффективности функционирования госпредприятий[14], и на чрезмерные аппетиты отраслевых лоббистов. Думается, однако, что имеет место кризис индикативного планирования лишь как формы государст­венного интервенционизма (дирижизма) в экономике. Финансовые потрясения последних лет показали, что усиление роли рыночных механизмов по мере интернационализации рынков резко увеличивает опасность паралича кредитно-финансовой системы, в том числе в результате скоординированных действий крупных спекулянтов (в наибольшей мере эти угрозы ощутили так называемые развивающиеся рынки и малые страны). Именно сегодня усиливается, таким об­разом, необходимость в координации действии хозяйствующих субъектов не только на национальном, но и на международном уровне. Это тем более очевид­но, что Европе предстоит сложный период адаптации ее экономики к созданию единой валютной системы, а Япония находится в хроническом структурном кри­зисе (не в последнюю очередь в результате либерализации финансовой системы). В данной связи некоторые западные ученые прогнозируют усиление роли планирования после периода либерализации экономик капиталистических стран[15]. Однако это вряд ли выразится в возврате к структурной форме: скорее можно предположить усиление координирующих механизмов па основе планов-контрактов (которые будут рассмотрены ниже).

В целом ясно, что переход индикативного планирования от одной формы к другой предполагает повышение степени его зрелости, меры сглаженности взаи­модействия всех соответствующих институтов регулирования. Эволюция форм ИП («конъюктурная» - «структурная» - «стратегическая») в капиталистических странах заняла десятилетия. В России же пока в лучшем случае речь можно вести об элементах конъюнктурной формы, что соответствует общей либеральной ориентированности государственной социально-экономической политики в последние годы. Примечательно, что даже термин «индикативное планирование» не используется в законодательстве, регламентирующим прогнозирование, бюджетирование, программирование и контрактацию (государственные закупки на кон­трактной основе)[16]. Впрочем, здесь есть некая логика, ибо эти инструменты госрегулирования, согласно вышесказанному, хотя и существенно связаны с индикативным планированием, не тождественны ему ни по отдельности, ни в своей со­вокупности[17]. Они могут функционировать и вне системы индикативного плани­рования, однако реализующие их процедуры более эффективны в случае разработки и реализации индикативного плана.

В общем, «легализация» индикативного планирования и его эволюция к утверждению структурной формы представляются остро необходимыми направле­ниями развития хозяйственного механизма. Не исключено, что после преодоления экономического кризиса и завершения периода технологической и институциональной модернизации российской экономики можно будет перейти к более ли­беральной (стратегической) форме ИП. Однако предстоит сначала вывести эко­номику на траекторию устойчивого и динамичного развития, создать непротиво­речивую и эффективную систему

экономических институтов регулирования и саморегулирования.

Анализ соответствующих литературных источников помог сформировать исходные позиции относительно сущности и форм эволюции индикативного пла­нирования, его соотношения с государственным регулированием и рыночным саморегулированием.






Название статьи Эволюция форм индикативного планирования