Вернутся на главную

Гематит


Гематит на нашем сайте

Статьи
Статьи для студентов
Статьи для учеников
Научные статьи
Образовательные статьи Статьи для учителей
Домашние задания
Домашние задания для школьников
Домашние задания с решениями Задания с решениями
Задания для студентов
Методички
Методические пособия
Методички для студентов
Методички для преподавателей
Новые учебные работы
Учебные работы
Доклады
Студенческие доклады
Научные доклады
Школьные доклады
Рефераты
Рефератывные работы
Школьные рефераты
Доклады учителей
Учебные документы
Разные образовательные материалы Разные научные материалы
Разные познавательные материалы
Шпаргалки
Шпаргалки для студентов
Шпаргалки для учеников
Другое

Охра

- Меня зовут Нишант, - заговорил на ходу индус. - Моего друга – Киран.

- А Киран всегда молчит? – спросил художник и, не дожидаясь ответа продолжил. - А меня зовут…

- Мы знаем, мастер, что тебя зовут Олег, - опередил его Киран, тем самым, заодно, развеяв сомнения художника по поводу своей способности говорить. - Имя во многом определяет судьбу человека. Твое дало тебе священную силу. Однако, зло сумело воспользоваться этой силой для выхода из преисподней. И тут есть наша вина, мы опоздали с визитом к тебе. Зло коварно, оно умеет скрывать свои планы, притворяться, обманывать. Теперь твою силу нужно направить на спасение рода человеческого.

При этих словах Кирана, наши герои вышли на улицу. Что здесь творилось, трудно описать словами. Толпы людей сновали по улице в поисках неизвестно чего и ведомые одним только страхом. Плакали дети, резвилась молодежь, которой такой поворот событий показался забавным. Город наполнялся огнями, зажигали все, что могли. Кто-то умудрился поджечь магазин, пылающая витрина которого ярко осветила улицу, и здесь, естественно, собралась толпа людей, которая пыталась сбежать от мрака.

- Не отходи от нас, мастер, - сказал художнику Нишант, и словно отголоском его предостережения в одном из переулков послышался истошный крик. Киран кинулся туда и осветил факелом картину происходящего. Кричала женщина, сидя на асфальте и простирая руки в ту сторону, где в воздухе завис мужчина. Он кричать не мог, у него не было головы. Через мгновение от него стали отрываться куски, словно акулы накинулись на него и разрывали свою добычу. Но никаких акул или других зверей вокруг не было видно, только мрак окутывал человека.

- Что это??? – закричал Олег, хватая испуганно за руку Нишанта.

- Я же говорил, тьма обрела плоть, - спокойно ответил Нишант и обратился к своему товарищу. – Киран, ему уже не помочь. Поторопимся.

Они снова двинулись в путь. Крики в этой жуткой ночи участились, началось истребление. Нишант предложил перейти на бег. Он вел путников к какому-то месту, обсуждая по пути что-то с Кираном на хинди. Олег послушно бежал за ними, хотя и не понимал, куда, даже бегом, они могут успеть. Наконец, индусы остановились и стали оглядываться кругом. Художник тоже осмотрелся и признал место. Это была высотка на Баррикадной. Индусы обогнули здание и стали спускаться напрямик к реке, Олег последовал за ними, но обернулся, чтобы взглянуть еще раз на здание. Тут он и замер. Сзади не было никакого здания, и вообще не было города. Это было какое-то пустынное место. Он развернулся к индусам, чтобы спросить их, как это возможно, но они уже были заняты делом. Никакой реки впереди уже не было. Холмистая местность, мало деревьев. Этот пейзаж не был похож на привычный для москвича. Олег, каким бы это ни казалось безумием, признал, что они переместились совершенно в другую часть страны. И страны ли? Может это вообще другая страна?

- Где мы? – спросил он у индусов, которые упорно копались в земле в месте, похожем на подножие кургана.

- Мы собрали охру, - ответил вернувшийся к нему Нишант, улыбаясь во все лицо. Однако, лицо его моментально стало тревожным, и он крикнул. – Киран, скорей сюда! Они здесь!

Киран рванул к художнику, подобрав с земли факел. Они с Нишантом встали спиной к Олегу и отмахивались факелами от темноты.

- Они боятся Агни! – торжествующе крикнул Киран своему товарищу. Тот промолчал, продолжая размахивать факелом.

Олег попытался разглядеть, с кем происходит битва, но кроме мрака ничего не видел. Никаких страшных рож, никаких щупальцев или огромных лап с когтями. Но было ощущение, какое-то подкожное, что там что-то есть. Словно этот мрак действительно обрел плоть, словно он мог коснуться кожи, вонзиться в нее, вырвать кусок мяса и поглотить его. Художником овладел страх. Его трясло так, что Киран, заметив это, схватил его за руку и крепко сжал ее. Сознание Олега, борясь со страхом, начало подменять реальность фантазиями. Ему казалось, что это происходит не с ним, что это какая-то сказка, в которой два индуса в белых одеждах и с короткими мечами на поясах, борются с силами зла при содействии могучего бога огня – Агни. Ему страшно захотелось закрыть глаза, и он не смог бороться с этим желанием. Страх подменился полным безразличием и нервным истощением. Ноги его подкосились, и художник упал.

- Мастер, очнись!

Эти слова словно из небытия вплыли в сознание Олега. Он лежал на земле, над ним склонились все те же индусы, а вокруг проплывала все та же тьма.

- Значит, это не сон… - сказал сам себе Олег, поднимаясь с земли. Его отчаянью не было предела. Снова вспомнилось, что он был виновником этого ужаса, всплыл в памяти мужчина без головы, разрываемый на куски непонятно чем, а рядом на земле лежала та самая картина, которая открыла врата этому мракобесию.

- Послушайте, - спросил он, обращаясь к Нишанту. – А почему вы меня не остановили, когда я намеревался писать эту картину? Где были ваши махатхи или как их там? Ладно я, идиот, но ведь они такие мудрые! Все знают, все видят. Что им помешало не доводить до такого исхода?

Нишант бросил взгляд на Олега, и, опустив глаза, начал свой ответ.

- Добро живет по правилам, зло отрицает любой порядок. Добро повинуется, зло восстает. Не все можно объяснить. Просто поверь, что они не могли изменить того, что предначертано судьбой. Род человеческий погряз в разврате. Это длилось веками. Храмы теряли свое значение, а священнослужителями становились случайные люди. Вера стала модой, прикрытием, а не состоянием душ. Она приобрела значение части гардероба человека. Например, православные носят с детства крест на груди. Но кто-нибудь знает точное значение этого символа? Нет. Каждый трактует по-своему. А кто из православных изучил основу учения – Библию? Единицы. Я не говорю уже о других. С именем святого пророка Христа рыцари свершали походы на Восток, грабя, убивая и насилуя. С именем святого пророка Мохаммеда взрывали детей и женщин. Люди, основная их масса, убили веру в Бога, как бы он ни назывался: Брама, Яхве, Перун, Зевс или Юпитер. А если Бог теряет веру в себя, он покидает людские сердца, он умирает. Именно об этот тебе говорил тот субъект. Но мы не допустим этого. Мы возродим веру в душах людей, и новое поколение человеческой расы обретет новый мир, построенный по Божьему закону. Это тяжело понять, но тебе придется поверить мне. Сама жизнь поставлена на карту, все, что создавалось когда-то из священной мантры. Поэтому мы здесь и должны двигаться дальше. Нам надо успеть до тех пор, пока тьма не поглотила все живое.

Олег поднялся на ноги, и они двинулись дальше. Идти, по заверению индусов, было недалеко, но только они тронулись в путь, послышались приближающиеся из темноты шаги. Это были люди. Выражения их лиц, выхваченные из мрака факелами, были совершенно лишены приветливости и дружелюбия.

- Мир вам, добрые люди, - сказал им Нишант, но предпочел ближе не подходить. Киран, на всякий случай, выдвинулся вперед Олега, чтобы в случае нападения принять удар на себя.

- Кто вы такие? Куда идете? – достаточно сухо спросил один из людей.

- Мы идем в свою страну, а этот человек – с нами, - ответил Нишант, указывая на художника.

- У вас оружие и факелы. Отдайте нам их и можете идти дальше. В такой тьме с огнем и оружием спокойнее.

- Простите, уважаемые, но мы не можем отдать вам то, что вы затребовали. У нас очень важное дело. Прошу вас, дайте нам уйти.

Люди, вместо ответа, начали обступать троих путников, создавая круговую угрозу. Их оказалось достаточно много, в основном, мужчины.

- Я понимаю, вы напуганы, но уверяю вас, что это оружие не спасет от нависшей угрозы. А мы сможем принести спасение. И чем быстрее мы уйдем, тем скорей мир избавится от мрака.

Эти слова, как и предыдущие, не возымели никакого действия.

- Отдавай факелы и мечи, придурок! – закричал все тот же мужчина, выходя из себя. Остальные подступили еще ближе, делая круг совсем узким.

Вырваться из этого круга не представлялось возможным без активных физических воздействий. Индусы переглянулись и одновременно выхватили свои мечи. Олег уже представил, что сейчас начнется бойня, брызги крови зальют всю одежду, два ловких воина перебьют этих непонятливых незнакомцев, и они наконец-то двинутся дальше. Но к его изумлению, Нишант и Киран сложили мечи перед собой, а рядом и факелы, и отошли в сторону.

- Теперь проваливайте, - скомандовал предводитель этой толпы, потянувшись за мечом. Индусы покорно побрели в образовавшуюся в кольце людей брешь.

Огоньки оставленных факелов уже превратились в точки. Идти на ощупь было безумно тяжело. Держать глаза открытыми было бессмысленно, все равно ничего нельзя было разглядеть, только мышцы глаз напрасно напрягались. Олег закрыл глаза и осторожно ступал вперед, щупая при каждом шаге ногой землю. Индусы держали его за руки с двух сторон. «Интересно, как это они знают, куда идти? Носом они, что ли, чуют то место, куда идут?»

- Зачем же вы отдали огонь? У вас ведь было оружие, - задал он, наконец, мучивший его вопрос.

- И стать частью тьмы? – ответил ему вопросом Киран. – Мы хотим сохранить человеческую расу, а не помогать уничтожить ее.

- А как же мы теперь дойдем до места? – не унимался Олег.

- Мы уже пришли, - вмешался в диалог Нишант. – Вот это место, мастер, делай шаг вперед.

При полном отсутствии возможности видеть, художник пытался сосредоточиться на ощущениях, чтобы понять, как происходит этот загадочный переход одним шагом на тысячи километров. Но опять ничего не понял. Никакого отличия от обычного шага вперед.

- Добро пожаловать в соседнее государство, - улыбаясь, сказал Нишант. – Мы на Украине. Чувствуете, запах другой?

Олег не чувствовал, ему казалось, что ничего не изменилось. Он до сих пор сожалел об утере факелов. Путешествие без них страшно раздражало. Дитя мегаполиса не могло сразу адаптироваться к таким экстремальным условиям. Он вспомнил свою квартиру, свет, льющийся из окна, ванну, телевизор…

- Беги! – послышался крик в темноте, и чья-то крепкая рука ухватила и потащила его за собой. - Скорее, они настигают!

Олег на бегу открыл глаза, чтобы было проще бежать. Он не спрашивал, кто там, но догадался, что это те самые, что рвут людей на части. Трудно было держать курс параллельно земле, поскольку малейшее движение дезориентировало на бегу, и наш художник спотыкался, даже падал иногда, но его быстро поднимали на ноги и тащили сильные руки. Вдруг, впереди появился крошечный ориентир – маленькая светящаяся точка. Точка постепенно росла, и Олег понял, что именно она и является их спасением от преследователей.

- Скорей! - кричал запыхавшийся голос. - Братья бегут нам навстречу, еще немного!

- Он слишком медленно бежит, - ответил голос поближе, и Олег понял, что это Киран тащит его за руку.

- Ясно. Доведи его, заклинаю тебя!

Огонек, приближаясь, разделился натрое. Теперь было уже видно, что это огни факелов. Еще немного, и стали видны силуэты людей, несущих факелы. Они приближались очень быстро, пока не достигли наших героев.

- Слава Богу! – сказал Олег, повалившись на землю и тяжело дыша. - Успели.

Он оглядел индусов, стоящих вокруг него. Их оказалось четверо. Трое только что присоединившиеся к ним и Киран.

- А где Нишант? – спросил Олег у Кирана, но тот только молча повернул голову в ту сторону, откуда они только что прибежали. Ком подступил к горлу художника. Он понял, что Нишант погиб во тьме, стараясь хоть как-то остановить эту мерзость, преследующую их. «Он слишком медленно бежит», - звучало у него в голове. Это ведь говорилось про него, он бежал медленно, и из-за него погиб Нишант.

- Вставай, мастер! – скомандовал Киран. - Дальше пойдем вдвоем. Братья постараются найти останки Нишанта, чтобы предать их огню по святому обычаю.

Киран взял факел и меч у одного из братьев, сказал им что-то на хинди, выслушал ответ и попрощался. Он привязал Олега к себе веревкой и двинулся в путь. Теперь идти было проще, но боль утраты друга затмевала свет огня. Мастер снова плакал. Он вспоминал улыбку Нишанта, когда тот приветствовал его в соседней стране. Невозможно было поверить, что этого доброго человека, ставшего за такой короткий срок родным, уже нет больше с ними. Киран ничем не показывал своего горя. Он упрямо шел вперед и тащил за собой расклеившегося от страданий художника.

- Пришли. Вот здесь было святилище, очень древнее, арийское. Смотри, мастер, где-то рядом должен быть гематит. Найди его, - сказал Киран.

- Я хочу пить, уже вечность идем, сил никаких нет, - заскулил Олег. Киран отцепил от пояса флягу и вынул из котомки, висящей там же, лепешку.

- Возьми, поешь. Ты и вправду измотан. А нам предстоит еще долгий путь.

- А ты? - спросил Олег, принимаясь за трапезу.

- Я не хочу. Закончим дело, тогда отведаю пищи.

Художник наскоро поел, попил воды и принялся искать минерал, предварительно испросив у Кирана, как тот должен выглядеть. Известняковый жертвенный стол, превращенный ветром и дождем в бесформенный камень, лежал много тысяч лет, не привлекая ничьего внимания. Олег не нашел поблизости гематита и решил заглянуть под сам камень. Тот уже порядком врос в землю, пришлось постараться, чтобы опрокинуть его на бок. Минерал был здесь. Киран положил его в один из пяти мешочков, висящих на поясе. Охра и гематит были обретены на святых местах. Осталось найти еще три.





Название статьи Гематит